26 июля (7 августа)

Михаил Казанцев

Смоленск: Маневры противоборствующих сторон до сражения 4-5 (16–17) августа 1812 г.

<<< К событиям 25 июля (6 августа)

В соответствии с диспозицией на 26.7 из войск двух армий (за исключением отряда Винцингероде и остававшегося в Смоленске Виленского пех. полка) создавались три колонны, 2 «боковых» обсервационных корпуса и особый отряд Розена, к которым следует добавить казаков Платова и Краснова26.

1-я Западная армия

1-я или правая колонна (2-й, 3-й, 4-й пех. и 1-й, 2-й кав. корпуса):
авангард П.П. Пассека – 10 бат. (по 4 роты, здесь и далее), 8 эск., 12 ор.;
осн. силы – 54,75 бат., 28 эск., 222 ор.;

всего – 64,75 бат., 36 эск., 234 ор.

2-я или средняя колонна (5-й, 6-й пех. и 3-й кав. корпуса):
авангард П.П. Палена – 8 бат., 28 эск., 12 ор.;
осн. силы – 37 бат., гв. экипаж, 36 эск., 180 ор.;

всего – 45 бат., гв. эк., 64 эск., 192 ор.

Правый боковой корпус А.М. Всеволожского – 4 бат., 8 эск., 6 ор., 1 каз. п.
Отряд Г.В. Розена – 4 бат., 2 каз. п.
Каз. корпус М.И. Платова – 8 каз. п., 12 ор. (+ 1 полк).
Каз. отряд Краснова 1-го – 2 каз. п. (еще 1 назначен в боковой корпус).

Всего (с конвоем гл. кв.): 118,5 бат., гв. экипаж, 112 эск., 444 ор, 15 каз. п.

2-я Западная армия

3-я или левая колонна:
авангард рег. войск И.В. Васильчикова – 4 бат., 12 эск., 12 ор.;
осн. силы – 37,5 бат., 36 эск., 152 ор.;

всего – 41,5 бат., 48 эск., 164 ор.

В отряде Г.В. Розена – 2 бат., 2 ор.
Левый боковой корпус Д.П. Неверовского – 10 бат., 4 эск., 14 ор., 3 каз. п.
Каз. отряды Карпова 2-го и Сысоева 3-го – 5 каз. п.

Всего (с конвоем гл. кв.): 54,25 бат., 52 эск., 180 ор., 9 каз. п.
Состав левого бокового корпуса Д.П. Неверовского в диспозиции не оговаривался (как и авангарда 2-й армии, а также всех казачьих отрядов) – это оставлялось на усмотрение Багратиона. И предполагалось, что тогда (25-го) он находился в Красном.

В этот корпус поступили Симбирский и Полтавский пехотные, 49-й, 50-й и 41-й егерские полки, Харьковский драгунский и 3 казачьих полка – Быхалова 1-го, Грекова 21-го, Комиссарова 1-го, батарейная арт. рота № 31 и взвод Донской конной арт. роты № 1.

И, согласно «Записке генерала Неверовского…», данному отряду было приказано прибыть в Красный только 26 июля27.

На схеме «26 июля (7 августа)» показаны маршруты всех колонн и отрядов на тот день. Главные силы начинали движение в 2 и 3 часа ночи. 1-й колонне надлежало прибыть в Ковалевское, пройдя путь в 30 верст, 2-й – в Дебрицу (25 в.), 3-й – в Катань (25 в.). Авангарды, правый боковой корпус и казаки Платова выступали 25-го в 19 и 20 часов, а отряд Розена – сразу же.

СХЕМА 26 июля (7 августа)

Часть последнего прибыла в Чабуры тоже 25-го, но неприятеля там не обнаружила (что подтвердилось и рапортом Сысоева 3-го), и затем этот отряд расформировали (как и предполагалось). При этом 6-й егерский полк А.С. Глебова с 2-мя орудиями в дальнейшем перешел в Катань.

Правому боковому корпусу следовало дойти до Каспли и 26-го выбить оттуда врага. А Платову предписывалось идти по дороге на Рудню и в итоге занять позицию за д. Зарубенки.

С диспозицией на 26-е по смыслу неразрывно связана следующая, и на схеме «26 июля (7 августа)» показаны также маршруты войск по ее предписаниям, т.е. на 27-е. В соответствии с ними 1-й и 2-й колоннам надлежало прибыть в Инково, где предполагалось устроить лагерь 1-й армии.

Правый боковой отряд Всеволожского двигался впереди 1-й колонны, а в лагере его полки возвращались в свои корпуса. Авангарды обеих колонн объединялись и далее становились подкреплением для казаков Платова, которому предписывалось идти «по дороге к Рудне».

3-я колонна должна была выступить «в направлении между с. Надва и Смоляны» и расположиться лагерем возле первого пункта.

Но, как вполне понятно по схеме, для нападения на неприятеля требовалось продолжить движение от Инково к Рудне и Лиозно. И 26.7 Барклай сообщил А.П. Тормасову, что «сего числа» армии выступают из Смоленска «разными дорогами к Рудне и Любавичам». То есть, предполагалось наступать и к этому пункту, вполне возможно, силами 3-й колонны после ее сосредоточения у Надвы. Наконец, Толь, согласно его записке от 30.7, считал важным после победы над Неем занять Бабиновичи.

Вместе с тем 2 колонны соединялись у Инково, а 3-я находилась бы довольно близко от них. И при дальнейшем их наступлении (первых двух к Рудне и Лиозно) все более увеличивалась угроза флангам и удлиняющейся коммуникации со Смоленском даже в той ситуации, если бы 3-я колонна двигалась на Любавичи, и удалось овладеть Бабиновичами.

Угроза северному флангу исходила от корпусов Богарне и Нансути. Эти силы могли также совершить обходный маневр разными дорогами, причем не только через Поречье (см. схему).

Подобного маневра и опасался Барклай, полагая, что в результате его осуществления противник выйдет в тыл русским армиям и сможет не только прервать их коммуникацию со Смоленском, но и отрезать им дорогу на Дорогобуж.

Вместе с тем и Даву, узнав о бое при Молевом болоте 27.7, был готов быстро переправиться на правый берег и действовать с 4-мя пехотными дивизиями (включая 3-ю) по приказу или в зависимости от хода событий. И помимо них в его распоряжении были еще 10 бригад кавалерии и два армейских корпуса – 5-й (без 17-й дивизии) и 8-й. А 28.7 Бертье написал маршалу, что в случае русского наступления ему необходимо собрать свою «армию» в Расасне и Любавичах, упомянув о тех двух корпусах и даже о 4-м кавалерийском.

Конечно, в диспозиции на 27.7 авангардам предписывалось «удвоить свою осторожность и посылать во все стороны сколь можно далее патрули и разъезды». И в частности 2-й армии следовало направить партии «по дорогам к Лешне и Любавичам», отряду Всеволожского (на марше в Инково) – «вправо и вперед по дороге к Никулино», а Платов, стремясь «узнать о настоящих неприятельских силах» в Рудне, должен был послать партии к Лешне и «вправо» «за Инково».

Однако указание «сколь можно далее» является общим, и из конкретных пунктов и путей в диспозиции говорится о дорогах к Любавичам, Лешне, Рудне, Никулино и Поречью (из Холма). И нередко при таких общих указаниях для разведки маневры врага обнаруживались слишком поздно.

О последней из тех дорог сказано следующее: «Г.-м. Краснов идет к Поречью, старается вытеснить оттуда неприятеля и наблюдает потом его движения по Витебской дороге». Но, как докладывал Барклай 27.7, там находился, «по последним известиям», довольно сильный вражеский отряд, который, согласно записке Толя от 30.7, имел численность в 10000 чел. А отряд Краснова включал всего 2 казачьих полка!

В общем, такой вариант противоборства двух сторон, конечно, известен. Первоначально соединения одной из них рассредоточены, а другая, напротив, сконцентрировав максимум сил, начинает наступление, чтобы занять «центральное положение» и далее, например, как сказано в записке Толя, бить те вражеские соединения одно за другим.

И если войска обороняющейся стороны будут просто оставаться на своих позициях, то для нее, действительно, возникнет угроза поражения. Ответный план действий для нее совершенно очевиден – маневрировать, предпринимая, несомненно, действия против флангов неприятеля. А в данном случае французская армия 26.7 (7.8) была рассредоточена не на таком уж большом пространстве, и она имела весьма значительное превосходство в силах.

Наполеон мог предпринять также какие-либо действия на левобережье Днепра. Но что касается обходного маневра, то для этого войска должны были либо идти до самого Смоленска, либо, в случае движения по большой дороге из Орши, переправляться через реку где-то ниже. А на это потребовалось бы определенное время.

Необходимо также заметить, что по диспозициям на 26 и 27 число на левобережье Днепра оставались только боковой корпус Неверовского и 1 пехотный полк – Виленский. Первому 26.7 ставилась следующая задача: «стараться вступить в Ляды, и по мере движений армий наших к Рудни, всячески беспокоить неприятеля к стороне Орши».

Но при точном ее выполнении этот отряд мог подвергнуться достаточно серьезной опасности. И если бы он, напротив, оставался на месте (т.е. в Красном) и только защищал дорогу в Смоленск, наступление по ней крупных сил врага угрожало и потерей города, и поражением данного отряда в силу его малочисленности и изолированного положения.

Диспозиция на 27.7 была отправлена Багратиону 26-го. И до ее получения он, сообщив Барклаю, что дорога вдоль Днепра «чрезвычайно дурна», в записке ему же высказал любопытную мысль: если неприятель «остановится в больших силах» «в крепкой его позиции», то, может быть («мне кажется»), «лучше не атаковать его», а обеспокоить действиями казаков и выждать, чтобы он сам перешел в наступление.

Барклай же сначала написал ему, что из-за медленного движения его войска вряд ли завтра смогут «выступить по диспозиции»28.

К событиям 27 июля (8 августа)  >>>

 

Примечания:

26 ВУА. Т. XVII. С. 277-281. Автором всех содержащихся в «журнале» диспозиций был, по всей видимости, К.Ф. Толь.

27 Поликарпов Н. П. Боевой календарь-ежедневник. Ч. 1. // Труды МО ИРВИО. М., 1913. Т. IV. С. 269; Чтения в ИОИДР. 1859. кн. 1. С. 78.

28 ВУА. Т. XIV. С. 224-225; Сб. Дубровина. Т. 14. Ч. 1. С. 53-54.

   

Поделиться ссылкой: