Четырнадцатый бюллетень Великой армии

Четырнадцатый бюллетень

Смоленск, 23 августа 1812 года.

Смоленск можно считать одним из красивейших городов России. Без обстоятельств войны, которая ввергла его в пожар, уничтоживший огромные запасы колониальных и других всевозможных товаров, этот город был бы большим ресурсом для армии: даже в том состоянии, в каком он находится, он будет иметь наибольшее значение с военной точки зрения. Уцелели большие дома, которые представляют хорошие места для госпиталей. Смоленская губерния очень плодородна и очень красива и обеспечит огромные ресурсы для производства продовольствия и кормов.

Русские захотели в свете военных событий разрешить милицию рабов (ополчение) — крестьян, которых они вооружили негодными пиками. Здесь уже собралось 5 тысяч человек; это было предметом насмешек и издевательств над самой русской армией. В повестку дня внесли, что Смоленск должен стать могилой для французов, и что, если сочли приемлемым оставить Польшу, именно в Смоленске обязаны были сразиться, чтобы не дать этот ключ от России в наши руки.

Смоленский собор - одна из самых известных греческих церквей в России. Резиденция епископа образует часть города.

Жара чрезмерна, термометр поднимается до двадцати шести градусов; жарче чем в Италии.

Сражение при Полоцке.

После боя у Дриссы герцог Реджио, зная, что вражеский генерал Витгенштейн усилил 12-ю третьими батальонами гарнизон Динабурга, и, желая выманить его на дефиле впереди Полоцка, расположил под Полоцком готовые к сражению 2-й и 6-й корпуса. Генерал Витгенштейн последовал за ним, напал на него 16-го и 17-го и получил энергичный отпор. Отличилась баварская дивизия Вреде из 6-го корпуса. В тот момент, когда герцог Реджио командовал ее диспозицией, чтобы победить и дожать врага на дефиле, он получил удар в плечо картечной пулей. Эта серьезная рана вынудила отправить его в Вильну; но, похоже, она не будет иметь тревожных последствий.

Генерал граф Гувион Сен-Сир принял командование 2-м и 6-м корпусами. Вечером 17-го противник вышел за пределы дефиле. Генерал Вердье был ранен. Генерал Мезон был назначен дивизионным генералом и заменил его на посту командира дивизии. Наши потери оцениваются в 1000 человек убитыми и ранеными. Потери русских втрое выше; взято 500 пленных.

18-го числа, в четыре часа пополудни, генерал Гувион Сен-Сир, командующий 2-м и 6-м корпусами, двинулся на врага, атаковав справа баварской дивизией графа Вреде. Бой начался на всей линии; неприятель потерпел полное поражение и был преследован в течение двух лье, пока позволял дневной свет.

Двадцать пушек и 1000 пленных взяли французы. Баварский генерал Деруа был ранен.

Сражение при Валутиной.

19-го, на рассвете, когда мост был завершен, маршал герцог Эльхингенский начал движение на правом берегу Борисфена и последовал за врагом. В одном лье от города, он встретил последний эшелон арьергарда противника. Это был отряд от 5 до 6 тысяч человек, расположившийся на живописных холмах.

Он атаковал их штыками 4-го полка линейной пехоты и 72-го линейного. Позицию заняли, наши штыки покрыли поле битвы мертвыми; в плен попало от 3 до 4 сотен пленных.

Бегущий неприятель отступил ко второму эшелону, который находился на холмах Валутиной горы. Первая позиция была занята 18-м полком линейной пехоты, а в четыре часа дня ружейная перестрелка началась со всем арьергардом противника, который представлял собой около 15 тысяч человек. Герцог д'Абрантес перешел Днепр в двух лье справа от Смоленска; тем самым он выходил в тыл непрятелю; он мог решительным броском захватить большую московскую дорогу и затруднить ретираду этого арьергарда. Тем временем другие эшелоны неприятельской армии, находившиеся в пределах досягаемости, зная об успехе и быстроте этой первой атаки, вернулись. Четыре дивизии выдвинулись таким образом для  поддержки своего арьергарда, в том числе гренадерская дивизия, которая до настоящего времени не участвовала; от 5 до 6 тысяч кавалерии расположились на правом фланге, в то время как левый был укрыт лесом, занятым егерями. Неприятель был крайне заинтересован в том, чтобы сохранить эту позицию как можно дольше, она была очень хороша и казалась неприступной. Мы придавали не меньшее значение тому, чтобы ее отнять, ускорить их отступление, приняв повозки с ранеными и аммуницией, эвакуацию которых защищал арьергард. Вот что дало повод к битве у  Валутиной, одного из прекраснейших подвигов в нашей военной истории.

В шесть часов дивизия Гюдена, введенная в бой, чтобы поддержать 3-й корпус, как только заметили большое подкрепление, которое неприятель направил своему арьергарду, двинулась в колонне на центр вражеского расположения, была поддержана дивизией генерала Ледрю, и после часового боя, овладела позицией. Генерал граф Гюден, прибывший со своей дивизией, в самом начале действий был поражен пушечным ядром, оторвавшим его бедро; он умер со славой. Это ощутимая потеря. Генерал Гюден был одним из самых выдающихся офицеров армии; он заслуживал похвалы за свои достоинства так же, как за бесстрашие. Генерал Жерар принял командование дивизией. Полагаем, что у врага было убито или ранено восемь генералов; один генерал попал в плен.

На следующий день, в три часа утра, Император раздал на поле боя награды полкам, которые отличились; и поскольку 127-й, который является новым полком, хорошо показал себя, Его Величество предоставил ему право иметь орла, право, которого у этого полка еще не было, поскольку он до сих пор не бывал в сражениях. Эти награды, полученные на поле битвы, среди мертвых, умирающих, среди разбитых трофеев, являли собой воинственное и внушительное зрелище.

После этого боя противник настолько ускорил свое отступление, что 20-го числа наши войска сделали восемь лье, не встречая казаков и повсюду собирая раненых и отставших.

Наши потери в битве у Валутиной составили 600 убитых и 2600 раненых. У неприятеля, как свидетельствует поле битвы, втрое. Мы взяли тысячу пленных, в основном раненых.

Итак, только две русские дивизии, не задействованные в предыдущих боях - Могилёв, Островно, Красный и Смоленск, - участвовали в битве у Валутиной.

Все известия подтверждают, что неприятель спешит в Москву, что его армия немало пострадала в предыдущих битвах, и это не считая множества дезертиров. Поляки дезертируют со словами: Вы сдали нашу землю без боя; какое право у вас теперь требовать, чтобы мы остались под вашими флагами? Русские солдаты провинций Могилева и Смоленска также пользуются близостью своих деревень, чтобы дезертировать и найти отдых в родных местах.

Дивизия Гюдена атаковала с такой отвагой, что неприятель был убежден, что это Императорская Гвардия. Это слово высшей похвалы 7-му полку легкой пехоты и 12-му, 21-му и 127-му линейным, составляющим эту дивизию.

Сражение у Валутиной могло бы называться также битвой, так как более 80 тысяч человек оказались вовлеченными в нее. Это, по крайней мере, в передних порядках.

Генерал Груши, отправленный со своим корпусом по дороге на Духовщину, обнаружил, что окрестные деревни полны мертвых и раненых, и вызвал три подразделения амбулансов, в которых поместились 900 раненых.

Казаки в Лиозне захватили врасплох больницу из 200 пациентов вюртембержцев, которые по неосторожности не были эвакуированы в Витебск.

Впрочем, в разгар всех этих бедствий русские продолжают восхвалять бога; они все объявляют победой; но, несмотря на невежество и забитость этих людей, им это начинает казаться смешным и топорным.

Источник:
BULLETINS OFFICIELS DE LA GRANDE ARMÉE,
CAMPAGNES DE RUSSIE ET DE SAXE.
Paris, 1821. - p.79

Gallica — Национальная библиотека Франции
https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k65294553/f97.image

© Перевод А.Зеленский, 2019. При цитировании ссылка на сайт обязательна.

 
 

Поделиться ссылкой:

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *