Крейц К. А.

Крейцgerb_alexander1ru

 

Крейц Киприан Антонович (1777-1850) — русский военачальник, генерал от кавалерии. В смоленском сражении — полковник, шеф Сибирского драгунского полка. О самом сражении в записках содержится несколько строк, но не меньший интерес представляет собой предыстория драгунских полков, принявших в нем участие - Сибирского, Иркутского, Оренбургского.

Записки Крейца

Харкевич Владимир Иванович. 1812 год в дневниках, записках и воспоминаниях современников: Материалы Воен.-учен. арх. Гл. Штаба.
Т.1 - 1 и 2 западные армии; Главная армия. - 1900.

Записки Крейца.

/ с. 55 /

1812 года, в месяце июне, 3-я кавалерийская дивизия, под командою генерал-майора графа Палена 1-го, состояла из гусарских полков - Сумского и Мариупольского, и драгунских - Сибирского и Иркутского, Курляндского и Оренбургского, и конной артиллерии полковника Никитина, но Курляндский полк был в откомандировке.

Она расположена была от Бреста до Интуры. Дивизионная квартира, в Высоко-Литовске, числилась при 3 корпусе, под начальством генерал-лейтенанта Эссена 1-го, и принадлежала ко 2-й армии, под начальством князя Багратиона. Корпусная квартира была в г. Кобрине, а главная - в г. Волковыске.

В скорости дивизия сия получила название 3-го кавалерийского корпуса и получила повеление сосредоточиваться в г. Лиде, но cиe тогда последовало, когда неприятель занял уже Гродно, Вильно и Ковно, и подвигался внутрь России. Корпус сей, или дивизия, усилена егерскими полками - 19-м и 40-м, находилась 14 июня в г. Лидe и того же дня вышла в м. Липнышки.

/ с. 59-61 /

В Козянах неприятель начал везде сильно показываться, и за речкою показался прусский гусарский полк. Положение отряда становилось со дня на день опаснее. Корпус Дохтурова быстро шел на соединение к Дриссе. Мы совершенно находились на воздухе. Генерал Пален, не имея никакой пользы с генералов Скалона и Дяткова, незнакомых с войною, поручил всю пехоту полковнику Вуичу, артиллерию - полковнику Никитину, а кавалерию - полковнику Крейцу, и решился не пропускать его через речку без наказания. Но прибывший из главной квартиры генерал-адъютант барон Винценгероде с повелением отдать в его команду Mapиyпольский гусарский полк, доставил графу Палену приказание спешить к Дриссе прямейшим путем. Посему весь отряд, кроме сказанного полка, пошел к деревне.....[Пропуск в подлинной рукописи.]

Ночью полковник Крейц стоял впереди оной с арьергардом, как вдруг на передовых постах сделалась тревога. Ночь была месячная, и толпы кавалерии неслись на всем скаку по дороге к арьергарду. Уже передовые эскадроны выступили на встречу, но это был Мариупольский полк, разбитый французами в Козянах. Неприятель преследовал его быстро. Полковник Крейц, выручив его, собрал, и нашлось 6 эскадронов гусар; командир полка, полковник князь Вадбольский, оторвался с бароном Винцингероде в другую сторону с двумя эскадронами. Итак потеря их происходила до 200 человек, но храбрый Фигнер был тяжело ранен. На 3-й день и сии эскадроны соединились с отрядом, и полк Мариупольский остался под командою графа Палена.

Хотя и дано было повеление графу Палену следовать прямейшим путем к Дриссе, но пути сего не было - наш поход был фланговый, а неприятель дебордировал нашей колонны голову.
Мы рисковали быть отброшены и по Двине искать переправы. Граф Пален сделал две колонны: левую поручил Крейцу - род авангарда, а правой сам командовал; обе колонны шли параллельно в разстоянии около 2 верст. В случае нападения нeпpиятeля на голову колонны Крейца, Пален мог его выручать обходом во фланг, что и встретилось на другой день марша от сказанной деревни. Неприятель напал на Крейца, не с флангу и не на хвост, но на голову. Крейц принял сражение, стал в боевой порядок и, сличаясь с местоположением, построился по средним колоннам, чем дал больше способности Палену ударить во фланг, и неприятель отступил влево. Обе колонны составили одну, Крейц сделался арьергардом, и неприятель неуспел больше нас обгонять.

Движение cиe скрывалось в тайне между сими только двумя лицами, дабы не обескуражить войска; оно сделалось известным только после успеха.
Потеря наша была незначительна. После нескольких маршей, довольно покойных, но голодных и безводных, отряд прибыл к Дриссе в целости и большом духе.

Мы были тощи, черны, замараны, но удостоились Высочайшего смотра на походе, были одобрены и осчастливлены милостью к умному и любимому нашему начальнику, который в лице Государя отдавал справедливость помощнику своему Крейцу. Это был счастливый день! Но граф Пален от дурной воды и трудов получил болезнь, которая не дозволила служить ему дальше Смоленска и которая по ныне в нем продолжается.

/ с. 65-67 /

Между тем неприятель усиливался в лесах Смоленских, и довольно значительный генерала Себастиани отряд занял Инково и Рудню.

Граф Пален получил приказание оный разбить. Генерал-майор1 Крейц находился тогда по Днепру вниз, в 15 верстах от Смоленска, а в 40 - от отряда Палена, и получил приказание с ним соединиться. Куда поспешая с Сибирским полком, нашелся ночью между болотистою речкою направо, а налево французскими войсками, и без хорошего проводника был бы совершенно истреблен. Но сей, зная всякое место, где пост неприятельский находился, провел оный между криками: "qui vive?" и ответами нашими: „France!", до самого отряда графа Палена, которому дав достаточные сведения о положении неприятеля, на разсвете вступил в дело и в оном участвовал столько, сколько состояние лошадей, утомленных быстрыми и частыми движениями, могло ему дозволить.

Совершенная победа увенчала подвиги войск графа Палена, но это был его последний в сей кампании (болезнь его совершенно одолела), и войска 3-го кавалерийского корпуса поступили в команду к Крейцу, но Сумский, Mapиyпольский и Курляндский полки были откомандированы, как обыкновенно бывает с младшими; остались же при нем полки: Сибирский, Оренбургский и Иркутский с двумя старшими его генералами - Скалоном и Дятковым, а всего 15 слабых эскадронов.

Вслед за сим, получил он приказание сделать поиск на Французов в лесах, прикрывающих дорогу из г. Поречья к Красному, где и сделал некоторое число пленных, не встретив однако никаких значительных отрядов, а 4-го августа ночью получил через нарочного повелениe следовать поспешнее к Смоленску и соединиться с генералом Дохтуровым, куда прибыв, отправлен был за город через Малаховские ворота. В скорости наступила атака города, генерал Скалон убит, а как кавалерия была безполезна и теряла людей даром, то и велено перейти Крейцу назад через Днепр и прикрывать наш левый фланг у храма Ахтырской Богоматери.
Неприятельская артиллерия с противного берега и пехота из кустарников наносили огромный вред войскам Крейца; то он для предохранения их приказал лошадей кормить и части драгун спешиться, идти в стрелки по берегу Днепра, который там был очень узок; где и производил перестрелку через всю ночь до самого разсвета, а с оным получил повеление отступать к Лаврову, или Валентинову, где соединясь с бароном Корфом, вступил в жаркое и трудное дело под оным селением, после окончания которого отправлен был на дорогу, идущую левee, прикрывать отступление гвардейского корпуса, что и исполнял до самой Соловьевой пристани с довольным успехом. После перехода гвардии через Днепр, он оставался при сей переправе и, по прибытии главного арьергарда, соединясь с оным, вступил в дело с неприятелем. Наконец дозволено было отдохновение войскам Крейца, и он следовал покойно между арьергардом и apмиею до самого города Дорогобужа.

1 - Крейц произведен в генерал-майоры в декабре 1812 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *