Левитский Е. С.

gerb_alexander1ru

 

Левитский Евфимий Стефанович (1781 - после 1836). В 1812 году иерей Покровской церкви с. Толстики Краснинского уезда. Спасаясь от нашествия, оставил дом и поехал с семьей в Смоленск, а оттуда в направлении Москвы. В дороге подал прошение о принятии в военное духовенство и 18 августа в Вязьме получил назначение в 41-й егерский полк, с которым принял участие в Бородинском сражении.

С. Н. Хомченко

Дневник полкового священника 41-го егерского полка Евфимия Левитского

М.: Русский раритет, 2015. - 232 с.
© Московская епархия, 2015
© Музей-заповедник «Бородинское поле», 2015


Об авторе дневника

Предисловие

В 2011 г. Государственным Бородинским военно-историческим музеем-заповедником был приобретен интереснейший документ – рукописный дневник протоиерея Евфимия Стефановича Левитского за 1812-1821 гг. Сразу же было отмечено, что автор во время Отечественной войны 1812 г., будучи полковым священником 41-го егерского полка, участвовал в Бородинском сражении. Раскрытый именно на этой странице, дневник был представлен в одной из витрин новой, открытой в юбилейном 2012 г., музейной экспозиции «Славься ввек, Бородино!».
8 сентября 2012 г. Бородинское поле посетил Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл. Отслужив молебен в Спасо-Бородинском монастыре и пройдя крестным ходом от Семеновских (Багратионовых) флешей до батареи Раевского, Его Святейшество осмотрел главную экспозицию Бородинского музея. В книге записей почетных посетителей он сделал следующую запись: «Пусть дух Бородина, сохраняемый Спасо-Бородинским монастырем, величественными монументами и этим прекрасным музеем, воспламеняет любовь к Отечеству и его духовным и культурным основам в сердцах молодых россиян, делая их способными хранить в уме и сердце наши национальные ценности и историческую память, и на этом мощном фундаменте возводить здание современной России». Обратив внимание на дневник священника Евфимия Левитского, Патриарх Кирилл благословил опубликовать его в виде отдельной книги. Так появилось данное издание.

Евфимий Стефанович Левитский родился 15 сентября 1781 года в семье священника села Спас-Твердилицы Смоленского уезда Смоленской губернии Стефана Ивановича Левитского и его жены Татьяны Григорьевны. Сорок лет своей жизни он в разной степени подробности зафиксировал в дневнике, который начал вести с 1812 года. В возрасте 4 лет был отдан в Смоленский Вознесенский девичий монастырь для первоначального обучения грамоте, через год продолжил образование дома. В 1790 г. поступил в Смоленскую семинарию, в 1795 назначен дьячком в Преображенскую церковь с. Спас-Твердилицы. Окончить образование в семинарии не смог, т.к. в 1797 г. по просьбе отца уволился оттуда с аттестатом хорошего поведения в Спас-Твердилицы. В 1800 г. венчался с дочерью дьякона того же села Еленой Михайловной Еленевой и тогда же получил дьяконское место тестя, но без рукоположения до совершеннолетия.
В 1804 г. был определен в Смоленский храм Рождества Христова, в 1805 переведен в кафедральный Смоленский Успенский собор псаломщиком. В 1807 г. рукоположен в диакона, через 4 дня – в сан иерея и определен в Покровскую церковь с. Толстики Краснинского уезда.
Здесь в Толстиках отца Евфимия Левитского застало неприятельское нашествие 1812 года. 3 августа он с семьей оставил дом и поехал сначала в Смоленск, а оттуда в направлении Москвы. В дороге подал прошение обер-священнику 2-й Западной армии Таранецкому о принятии в военное духовенство и 18 августа в Вязьме получил назначение в 41-й егерский полк. Принял участие в Бородинском сражении, а после оставления Москвы с частью полка отправился в Нижегородскую губернию для набора рекрут. Оттуда с новым батальоном проследовал в Варшаву, куда прибыл в июле 1813 г.
Часть полка в октябре отправилась в поход. Сам же отец Евфимий оставался в Варшаве до августа 1814 г., когда вся 12-я пехотная дивизия выступила сначала к границе Силезии, а в апреле 1815 – во Францию. Совершил путешествие через Силезию, Богемию, Баварию, Дармштадт, Баден и Францию до г. Вертю, где в августе принял участие в императорском смотре Русской армии.
После отбытия основных сил в Россию, в составе Оккупационного корпуса под командованием М.С. Воронцова остался во Франции. Осенью-зимой 1815/16 гг. ездил в Польшу по служебным делам и чтобы забрать семью. Основную квартиру имел в г. Ле Като (департамент Нор). По служебным и собственным надобностям ездил в различные французские города, в том числе в Париж, а так же в Нидерланды. Во время нахождения во Франции иерей Евфимий Левитский получил заслуженные награды: скуфью (1815), камилавку, серебряную медаль в память 1812 года (1817), наперсный бронзовый крест на владимирской ленте в память 1812 года (1818). В ноябре 1818 г. с полком отправился в Россию через Бельгию, Вестфалию, Гессен, Саксонию, Пруссию.
В мае 1819 г. из Могилевской губернии выехал в отпуск в Смоленск. Узнав о переводе 41-го егерского полка в Грузию, в июле совершил поездку в Санкт-Петербург, чтобы подать в Святейший Синод прошение о переводе в другой полк. В октябре купил дом в Смоленске, тогда же получил ордер о переводе в Павлоградский гусарский полк, квартирующий в г. Елатьма Тамбовской губернии. В декабре был утвержден благочинным 2-й гусарской дивизии.
В январе 1820 г. прибыл в полк, здесь за усердную и ревностную службу награжден наперсным золотым крестом. Уже в августе отправился домой в отпуск, а в декабре получил указ об увольнении по прошению из армейского духовенства в Смоленскую епархию и по желанию определен в Петропавловскую церковь в Смоленске. В январе 1821 г. за усердную и ревностную службу, сопровожденною многотрудными походами, за исправное по должности служение и примерное поведение произведен в сан протоиерея и награжден набедренником. В июле отец Евфимий купил в Смоленске пустопорожнее место и в сентябре начал строить новый дом. На этом заканчивается его дневник.

Судьбу Евфимия Стефановича Левитского после описываемых им событий можно проследить по документам, сохранившимся в фондах Российского Государственного Исторического архива (РГИА) в Санкт-Петербурге.
В декабре 1821 г., после возвращения в епархию и начала строительства дома, он вновь достаточно неожиданно указом Святейшего Синода был причислен к военному духовенству и определен в Ольвиопольский гусарский полк, в мае 1822 стал и благочинным 1-й гусарской дивизии. Именно во время службы здесь он дважды переписывает свой первоначальный дневник, расширяя его за счет воспоминаний.
В ноябре 1827 г. отец Евфимий с семьей переехал в столичный Санкт-Петербург и стал полковым священником Лейб-гвардии Гренадерского полка, а с декабря 1830 – еще и благочинным Гвардейского корпуса. В 1829 г. по указу Святейшего Синода за отлично ревностную и долговременную службу ему был назначен ежегодный пожизненный пенсион по 100 руб. ассигнациями.
В 1831 г. со своим полком он совершил поход в Польшу для усмирения мятежников. 8 мая при д. Рудках протоиерей Евфимий Левитский, «пренебрегая очевидною опасностию, с редким присутствием духа и совершенным самоотвержением в самой стрелковой цепи 4-й гвардейской пехотной бригады под жесточайшим картечным и ружейным огнем мятежников исполнял над умирающими и умершими воинами священные обязанности пастыря». В награду столь отличного подвига Высочайшими указами он был награжден орденом Св. Анны 2-й степени и золотым наперсным крестом на Георгиевской ленте. 25-26 августа, участвуя во взятии Варшавы, отец Евфимий «укреплял воинских чинов в мужестве и неустрашимости и под огнем неприятельским исполнял над умирающими таинство веры, а над убитыми христианские обряды», за что ему всемилостивейше были пожалованы императорская корона к ордену Св. Анны 2-й ст., серебряная медаль «За взятие приступом Варшавы» и польский знак отличия за Военное достоинство (орден «Virtuti Militari») 4-й степени.
В марте 1832 г. протоиерей Е.С. Левитский по Высочайшему повелению был определен на должность сакеллария (ризничего) в придворный Большой Спасский собор Зимнего дворца с годовым содержанием 2847 руб. На основании награждения орденом Св. Анны 2-й ст. в 1833 г. возведен с сыновьями в дворянское достоинство и внесен в первую часть дворянской родословной книги Санкт-Петербургской губернии. В январе 1835 перемещен в Петергофскую Придворную Петропавловскую церковь, с добавлением от императора Николая I к положенному содержанию 1200 руб. в год.
В апреле 1836 г. отец Евфимий написал на Высочайшее имя прошение об отставке из-за болезни. 15 апреля по Высочайшему повелению протоиерей Евфимий Стефанович Левитский был уволен вовсе от службы с пенсионом из Государственного казначейства по 1475 руб. в год. В мае он известил об этом протопресвитера Главного штаба и Отдельного Гвардейского корпуса Н.В. Музовского, добавив, что до прибытия нового священника будет исправлять богослужения, после чего намерен отправиться на минеральные воды и вернуться на жительство в Смоленск. Как сложилась дальнейшая жизнь Евфимия Левитского – нам пока не известно.
Важное место в дневнике отец Евфимий уделяет своему семейству, в первую очередь жене, которую он уважительно-ласково называет Михайловна, а так же детям. С 1801 по 1819 г. у Евфимия Стефановича и Елены Михайловны родилось 12 детей, в том числе трое за границей, но восемь из них умерли во младенчестве, еще двое – в отрочестве. Позже в семье появились еще двое детей, не успевшие попасть в дневник – в 1822 сын Лев, около 1827 дочь Елена. Отцовскими любимцами были сын Евфимочка, родившийся в Толстиках в 1811 г., проделавший с родителями путь до Франции и благополучно вернувшийся домой, и дочь Марфуша (10.06.1814, Варшава – 8.03.1818, Ле Като), так и не увидевшая России. Елена Михайловна умерла около 1831 г. На 1 января 1832 г. Евфимий Стефанович числился вдовцом, имеющим сыновей Евфимия 23 лет, Льва 12 лет, дочерей Александру 15 лет и Елену 4 годов. Последние имеющиеся сведения о детях относятся к 1836 г. В прошении об отставке протоиерей Левитский назвал только двух сыновей, из которых Евфимий являлся священником в Литовском егерском полку, а Лев – кандидатом 2-го кадетского корпуса. Из дочерей младшая Елена, скорее всего, умерла, старшая Александра могла выйти замуж.

Публикуемый документ представляет собой две рукописные брошюры формата ¼ (in quarto), состоящие из сшитых тетрадок, и имеющие авторскую нумерацию листов. Обе брошюры являются двумя вариантами одного текста, написанными в 1820-е гг., очевидно на основе первоисточника – дневниковых записей автора за 1812-1821 гг. При этом тексты несколько отличаются друг от друга. По времени написания их можно назвать первым и вторым вариантами текста.
Первый вариант состоит из 7 тетрадок по 8 листов, листы пронумерованы с 18-го по 73-й, текст начинается вдруг, записью от 22 сентября 1813 г., а заканчивается на середине страницы на событиях 8 сентября 1821 г. Это говорит об отсутствии первых 17 (или 18, если первый лист являлся обложкой и не был пронумерован) листов рукописи и о логической завершенности текста. Филигранные знаки на бумаге относятся к 1811 г.
Второй вариант включает 6 тетрадок с количеством листов от 6 до 12, листы пронумерованы с 1-го по 64-й. После некоторых автобиографических сведений за 1781-1812 годы, повествование начинается со 2 августа 1812 г., последняя запись относится к 31 декабря 1819 г., однако текст внизу страницы обрывается в середине предложения, а логической завершенности его нет. Таким образом, можно говорить об отсутствии в конце этого варианта некоторого количества листов. Кроме того, здесь утеряны листы с номерами 11, 28 и 31-35, а два листа, следующие за 48-м и 59-м, не имеют авторской нумерации. Текст второго варианта был написан позже, на что указывает наличие в некоторых местах информации, которой автор еще не знал, или событий, которые еще не завершились во время написания первого варианта. Так как в первых строках названо место службы автора, Ольвиопольский гусарский полк, время написания текста можно сузить до 1822-1827 гг. Бумага, согласно филиграням, была изготовлена в 1821 г.
Текст первого варианта более лаконичен. При написании второго варианта автор сообщил многие подробности изложенных ранее событий и впечатлений и добавил записи за дни, отсутствующие в первом варианте. Вместе с тем, во втором варианте опущены некоторые мелкие детали и второстепенные события, имеющиеся в первом. Поэтому за основу настоящей публикации мы взяли второй вариант текста, но хронологически вставили недостающие в нем по указанным причинам фрагменты из первого варианта, которые обозначены курсивом.
Некоторые части дневника написаны сухо и монотонно: даты, населенные пункты, состояние дорог, хозяева квартир. В других записях, напротив, даны живые описания увиденных городов, достопримечательностей, жителей, событий, подробности быта. Упоминаются и многие сослуживцы по полку и дивизии. Воспоминания Евфимия Стефановича Левитского интересны в первую очередь с бытовой точки зрения. Именно не масштабные события, а мелкие, порой кажущиеся незначительными, детали военной и церковной жизни открывают страницы дневника, что видел и чувствовал простой полковой священник, каких людей, от солдат и мещан до королей и императоров, встречал он на своем пути. Скрупулезное перечисление населенных пунктов, от маленьких деревень и городков до крупнейших культурных и политических центров, позволяет буквально вместе с автором проехать его путями по России, Польше, Чехии и Германии до Франции, посетить Варшаву и Веймар, Париж и Брюссель, а потом северным маршрутом через Ахен и Кёльн по горным дорожкам и широким шоссе вернуться в Смоленск. Вдвойне ценны записи за 1814-1818 гг., так как других опубликованных источников личного происхождения по истории Русского оккупационного корпуса во Франции, кроме писем самого М.С. Воронцова и записей известного мемуариста Ф.Ф. Вигеля, практически нет.
Публикация дневника Е.С. Левитского, безусловно, является событием в русской мемуаристике первой четверти XIX в. Надеемся, что она поможет интересующимся таким важнейшим периодом русской истории еще лучше понять это время, сильнее прочувствовать дух великой Эпохи.
Автор комментариев выражает благодарность Борису Павловичу Миловидову (Санкт-Петербург) и Николаю Николаевичу Трошину (Москва) за помощь в работе.
В приложении публикуются два документа из РГИА – формулярный список Придворного большого Собора протоиерея Евфимия Левитского на 1833 г. и его просьба об отставке, написанная в 1836 г., – дающие представление о большом жизненном пути простого человека, жившего в богатое на события время.

Сергей Назарович Хомченко,
кандидат исторических наук,
старший научный сотрудник Государственного Бородинского военно-исторического музея-заповедника.

/ с. 18 – 19 /
<...>
1812-го года м-ца августа 2-го числа при благополучном пребывании в селе Толстиках в 10-м часу дня услышал нечаенное нашествие неприятельских французских войск, которые взяли город Красной17, следовали до города Смоленска за нашим ариергардом но большой дороге, которая была близко от нашего села, нечаенное сие нападение побудило меня усмотреть очевидно, справедливо ли сие. При всей неустрашимости обозрел неприятельские войска, следующие во многочисленности и наступающие крепко на наших егерей, взирая на оный театр, возвратился в дом, где за множеством народа, бегущих от неприятеля едва что мог на одну повозку забрать и следовал до Смоленска дорогами, чтобы не впасть в руки неприятеля.

Тогож года августа 3-го числа весма рано оставил свой дом и все имение, с душевным прискорбием удалился, полагаясь на провидение, сегож числа французская кавалерия прибыла рано на наше село, которое разстоянием от города Красного в 17-ти верстах. Разграбили мой дом и сожгли, а так же и крестьянские домы созжены.

Противу 4-го числа августа в вечеру прибыл в город Смоленск, где оного ж 4-го числа поутру началось пред городом сражение18 и в 10-м часу дни зазжены были Офицерская и Солдацкая, Ильинская слобода, по необходимостям сим и с великой опасностью выехал из г. Смоленска дорогою на Шейной Строг19, где с гор неприятель действовал из орудий на наши войска, которые разположены были воздле церкви Гурия, Самона и Авивы, в низу горы сей следовал дорогою в великой опасности и беде, при переправе реки Днепра в Шейном Остроге едва уехали от неприятеля.

6-го числа августа поутру в день Преображения Господня неприятелем взят город Смоленск, где оставались жители только бедные и желающие обогатиться имением сограждан своих, и немного духовенства, которые все были под судом в уголовной палаты, но милостивым20 манифестом прощены.

5-го числа августа прибыл в село Спас Твердилиц, полагая иметь убежище, но нашел зятя моего диакона Авергия и сестру в доме совершенно разстроенных, в той же самый день отправились за реку Днепр с тем, чтобы в лесах приостановится, но окружающие неприятельские войска никак не дали места для спасения. Везде горели деревни, господские домы, и бежал разспуженной народ.
<...>

17 - Красный - уездный город на юго-западе Смоленской губернии. 2(14) августа 1812 г., выйдя из Красного, отряд ген.-майора Д. П. Неверовского под беспрерывными атаками кавалерии маршала И. Мюрата начал медленно отступать от Красного к Смоленску, прикрывая основные силы 2-й Западной армии П. И. Багратиона. Очевидно, этот эпизод и видел автор.

18 - Оборонительное сражение 4-5 (16-17) августа объединенных русских 1-й и 2-й Западных армий против основных сил Великой армии императора Наполеона. Несколько штурмов крепости не увенчались успехом, но город и предместья серьезно пострадали от огня. Утром 6(18) августа Смоленск был оставлен русскими войсками, продолжившими отступление по Московской дороге.

19 - Шеин Острог — место укрепленного лагеря воеводы М. Шеина, восточный пригород Смоленска. Ныне в черте города.

20 - Наиболее известным из них является иерей Никифор Адрианович Мурзакевич, автор первого печатного труда по истории Смоленска и дневника о событиях 1812 г. в Смоленске, настоятель Одигитриевской церкви. Он, вдовец с семью детьми, не сумел уехать из города при приближении неприятеля. Отправлял службы в Успенском кафедральном соборе и добился от французских властей постоянной охраны собора и архиерейского дома от разграбления, помогал раненым русским солдатам. Случайно встретив Наполеона, «в недоумении и страхе» подарил ему просфору. Впоследствии вместе с еще двумя священниками был обвинен в измене, запрещен в священнослужении и лишен места.
В 1814 г. оправдан сначала светскими, а потом церковными властями. Документ, о котором идет речь - Всемилостивейший манифест от 30 августа 1814 г., один из пунктов которого даровал прощение преступникам, не совершившим тяжкие преступления.

 
 

Поделиться ссылкой:

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *