Монтескью-Фезенсак Р.

gerb_france_1804-1815fr

 

Раймон Эмери Филипп Жозеф де Монтескью-Фезенсак (1784-1867). Французский генерал и политический деятель Империи. В 1812 г. во время Русской кампании  в чине шефа эскадрона был адъютантом начальника главного штаба Великой армии маршала Бертье. 12 сентября 1812 года принял командование 4-м линейным полком в корпусе маршала Нея.

Записки о Русском походе в 1812 году

Тур, 1849.

Raymond de Montesquiou-Fezensac.
Journal de la campagne de Russie en 1812, par M. de Fezensac
Tours, 1849.

/ с. 29-38 /

Император провел в Витебске пятнадцать дней; каждое утро в шесть часов он присутствовал на разводе караулов перед своим дворцом; он требовал, чтобы все присутствовали при этом; он даже снес несколько домов, чтобы расширить территорию. Там, при участии генерального штаба и гвардии, он вникал до подробностей во все административные вопросы управления армией; вызывались военные комиссары и офицеры медицинской службы, которые объявляли о состоянии средств содержания, как лечили больных в госпиталях, сколько перевязочных материалов собрали для раненых. Часто они получали очень резкие выговоры или упреки. Никто, кроме Наполеона, не заботился о снабжении и госпиталях армии. Но мало отдавать приказы, необходимо, чтобы эти приказы выполнялись, а с учетом быстроты передвижения, сосредоточения войск в одной точке, плохого состояния дорог, трудности прокорма лошадей, как можно было бы регулярно распределять и правильно организовывать обслуживание госпиталей? Солдаты, которые не понимали этих проблем, обвиняли администраторов в недостатке рвения, а иногда и в нечестности, они погибали в страдании, вдоль больших дорог или в полевых лазаретах: «К сожалению, император все же очень хорошо заботится о нас».

На одном из этих построений генерал Фриан был назначенен командиром пеших гренадеров гвардии, вместо генерала Дорсенна, умершего в Испании. Наполеон во главе гренадеров гвардии с саблей в руке принял его лично и поцеловал.

Между тем, в первые дни августа русские имели стычки на наших аванпостах с разным успехом. Приняв все необходимые меры и распорядившись взять припасов на пятнадцать дней, император решил двинуться к Смоленску по левому берегу Днепра. Это движение началось 10-го числа, и все армейские корпуса вышли на главную дорогу от Орши до Смоленска. Понтонный мост был наведен в Расасне. 3-й и 4-й корпуса, кавалерия, императорская гвардия миновали его и быстро двинулись по дороге на Смоленск, в то время как 1-й и 8-й корпуса, уже находящиеся у Дубровны и Орши, шли в том же направлении, а 8-й корпус, перейдя Днепр у Могилева, поддерживал движение справа. Все эти передвижения были выполнены со скоростью и точностью, которым русские отдавали должное. Император покинул Витебск 13-го, перешел Днепр в Расасне,  и уже 14-го неприятельский авангард, стоявший у Красного, был живо отброшен королем Неаполя и маршалом Неем.

15-го Главная квартира находилась у Корытни, а авангард подходил к Смоленску. Император, слишком занятый военными действиями, не соизволил принимать никаких поздравлений по случаю своих именин. Он провел вечер, подробно расспрашивая пленных, и их сообщения, вместе с быстрыми передвижениями русских войск, давали основания полагать, что Смоленск оставлен.

16-го, на рассвете, некоторые офицеры штаба и множество прислуги, которые выдвинулись для расквартирования, обнаружили, что авангард схватился с врагом, и вскоре стало известно, что новости об оставлении города были неправдой. Фактически, генерал Барклай, прикрывавший Смоленск на другом берегу реки, видя общее движение нашей армии по левому берегу, поспешно отменил это. Он приказал князю Багратиону стать за Дорогобужем, по дороге на Москву, чтобы прикрыть свои сообщения с этой столицей, а сам готовился защищать Смоленск.

Император привел свои войска в движение, вражеский арьергард постепенно отошел, и мы подступили вечером к стенам города.

Смоленск знаменит давними войнами России и Польши, в которых он оспаривался долгое время. Но Польша, владея им почти полвека, впоследствии уступила его России, и он стал полностью русским. Его высокие стены, оснащенные башнями, все еще имеют в наших глазах былую значимость. Укрепления были далеки от современных систем и для надежной обороны не имели преимуществ, которые дает нам современная война. Но большая протяженность стен почти на четыре тысячи туазов, их высота двадцать пять футов, их толщина десять, широкий ров и укрытый путь, защищавший подходы, затрудняли нападение в открытую. На валах была установлена многочисленная артиллерия, предместья впереди ограды укреплены, дома снабжены бойницами.

На другом берегу Днепра амфитеатром поднимается предместье. Русская армия занимала позиции на холмах, возвышающихся над этим предместьем, готовая в случае необходимости поддержать дивизии, которые пошли защищать Смоленск.

В тот же вечер император провел разведку всей городской стены. Он расположил свою армию полукругом, прижатым с двух сторон к Днепру, 3-й корпус крайний слева, затем последовательно 1-й и 5-й корпуса, наконец, кавалерия короля Неаполя далеко справа.  Императорская гвардия с Главным штабом позади по центру. 4-й корпус отстал, 8-й заблудился и не прибыл.

 Ночь прошла на биваке, и вопреки нашим ожиданиям утро следующего дня выдалось спокойным. Спустя время я узнал о предположении императора, что русские атакуют его под стенами города, и что он предпочел их подождать. Однако в два часа, увидев, что никто не появился, он приказал атаковать. Войска 3-го и 1-го корпусов овладели предместьями; русские, изгнанные с укрытого пути, убрались в город, батареи открыли огонь на пролом, но толщина стен была такова, что пушки были мало эффективны. У меня была возможность убедиться в этом, получив приказ императора посетить батареи, и, согласно единодушному мнению артиллерийских офицеров, он отказался от планов штурма в тот же вечер и прекратил огонь, отложив захват города до завтра.

Вернувшись в палатки, обсуждая дневные дела, старые офицеры Египетской армии говорили в полголоса, что толщина стен Смоленска напоминает им стены Сен-Жан д'Акр.

18-го, на рассвете, несколько солдат, увидев опустевшие валы, вошли в город и поняли, что он покинут; они завладели им тут же. Русские подожгли его ночью, когда оставили его; мосты были разрушены, и русская армия перешла на правый берег. Между двумя берегами проходила очень оживленная перестрелка, которая длилась весь день, пока мы работали на сооружении мостов. Вечером и ночью генерал Барклай продолжил отход по дороге на Москву, сжег предместье правого берега. Главная квартира находится в Смоленске.

19-го августа 5-й корпус, а за ним 1-й, форсировали Днепр и преследовали врага.  Маршал Ней подошел к нему у Валутиной Горы, в двух лье от Смоленска, и после упорного сопротивления полностью победил его. 8-му корпусу было приказано перейти Днепр выше Смоленска, чтобы ударить по врагу с тыла. Этот армейский корпус все еще отставал, и его отсутствие помешало успешному завершению дня. Я не знаю, что заставило его задержаться или изменить направление. Как бы то ни было, император злился на герцога Абрантеса и поначалу отказался принять его, когда он предстал перед ним.

3-й корпус показал в этот день такую ​​блестящую доблесть, что русские подумали, что имеют дело с императорской гвардией. Император, присутствовавший в сражении, на следующий день вернулся на поле битвы. Он провел, на месте и среди мертвых, смотр войскам, сражавшимся накануне. Выразив им свое удовлетворение и сожалея о потере генерала Гюдена, убитого во главе своей дивизии, он дал полкам множество поощрений и повышений. 127-й полк, нового формирования, получил орла.

Авангард возобновил преследование врага, и император вернулся в Смоленск, чтобы обдумать новые планы.

Наши потери в боях под Смоленском и Валутиной составили более 8000 человек, у врага они, несомненно, были больше. И все же это не было полной победой, одной из тех, что могут принести мир. Мы не могли взять пленных, русская армия всегда отходила в полном порядке и занимала другую позицию. Многие из нас верили, что император остановится и подготовит свою армию между Двиной и Днепром, с тем преимуществом, что захват Смоленска сделал его хозяином на обоих берегах Днепра. 10-й корпус еще мог взять Ригу до конца кампании, и, проведя зиму на этой позиции, армия восстановит свои потери, правительство Литвы завершит свою организацию, и эта провинция вскоре предоставит нам войска, на преданность которых мы могли рассчитывать.

Этот план, возможно, был бы самым мудрым, но императора, привыкшего управлять событиями, это не устраивало. Он хотел битвы и думал, что, быстро подгоняя русских по дороге в Москву, он рано или поздно заставит их вступить в столь долгожданную решающую битву, следствием которой должен был стать мир.

Однако, идя вперед, нужно было смириться со всеми жертвами; нужно было ожидать, что деревни будут сожжены, жители разбегутся, зерно, скот и фураж будут уничтожены или забраны. То, как русские поступили со Смоленском, доказало, что их не остановят жертвы, чтобы навредить нам и помешать нашим действиям. Король Неаполя, всегда находившийся в авангарде, твердил, что войска утомлены, что лошади, которые ели только солому с крыш, больше не могут сопротивляться усталости и что мы рискуем потерять все, двигаясь вперед.  Его мнение не возобладало, и был отдан приказ продолжить марш.

Главная квартира взяла несколько дней отдыха в Смоленске, если можно назвать пребывание в таком городе отдыхом. Войдя в него, мы обнаружили, что в нескольких местах очаги пожаров, раненые русские погибли в огне, а жители побросали свои дома. Пожары удалось остановить, а дома, спасенные от огня, были отданы на разграбление. Посреди этого беспорядка жители исчезли; но при входе в соборную церковь их обнаружили сбившимися в кучу, одетых в лохмотья и умирающих от голода.

Император выразил крайнее недовольство этими эксцессами; однажды вечером он поколотил генерала, чтобы объединить все караулы, выставляемые гарнизоном; он назначил по кварталу каждому полку и отдал суровый приказ положить конец грабежам.

Перед отъездом он позаботился об управлении своими новыми завоеваниями; назначил губернатора и интенданта Смоленской провинции, устроил там второе большое депо, склады продовольствия и госпиталь. 

 

© Перевод А.Зеленский, 2020. При цитировании ссылка на сайт обязательна.

   

Поделиться ссылкой:

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *