Граббе П. Х.

Граббеgerb_alexander1ru

 

Граббе Павел Христофорович (1789-1875) — русский генерал, участник войн с Наполеоном и Кавказской войны, член Государственного Совета. В смоленском сражении — гвардейской артиллерии поручик, адъютант генерала А. П. Ермолова.1

Записки графа П. Х. Граббе. 1812 год

Русский архив, 1873 г. издаваемый Петром Бартеневым, книга 1, тетр. 3.

Записки графа П. Х. Граббе. 1812 год.

/ ст. 444-448 /

В недоразумениях неясного и неполного единоначалия, в потерянном времени на изнурительные для обеих армий, безконечные взад и вперед переходы, забыли укрепить Смоленск. Это было не трудно при стене с башнями, окружавшей город. Ночью Дохтуров с корпусом сменил Раевского, я думаю потому только, что последний принадлежал к 2-й армии: ибо полезнее, казалось бы, оставить на месте войска и начальников знакомых уже с местностью и ободренных удачным первым отражением, усилив их только по мере надобности.

В 8 часов утра загорелся бой вокруг Смоленска. В два часа огонь затих, когда все позиции наши за городом оставались еще в наших руках. Но когда Наполеон удостоверился собственными глазами в удалении 2-й армии, не скрывшей своего движения (что было возможно), то всеми силами кинулся на Смоленск.

Это было в 4 часа по полудни. Наши войска, занимавшие еще предместья, были оттуда вытеснены и в безпорядке отступали к городу. В эту минуту граф Кутайсов, с которым я приехал в Смоленск, поручил мне скакать навстречу артиллерии, сбитой с своих позиций и на рысях искавшей, сквозь толпы бегущих, прорваться к воротам. Встретив роту Глухова и передав ему приказание отступать в порядке, несмотря на преследовавшие его гранаты и ядра, я увидел толпу, стоявшую в закрытии за домом. Это был генерал Капцевич, начальник сражавшейся тут и опрокинутой дивизии. В изумлении в такую минуту найти его здесь, без всяких распоряжений, я объявил ему, что полки его отступают в безпорядке и что нужно присутствие начальника для приведения их в устройство. В эту минуту, взорвало ящик проходившей роты Глухова. Упоминаю о том потому, что на этом ящике, от которого осталось одно днище, вывезен образ Смоленской Божией Матери, сопровождавший потом армию до обратного занятия Смоленска. То что я сказал о Капцевиче не должно возбуждать сомнения в его храбрости. Напротив, он во многих случаях показал, что именно храбрость была его почти единственное военное достоинство. Но не равны дни военного человека. Молодой, пылкий, я тогда этого не понимал.

Со всех сторон войска наши неодолимым напором масс неприятельских были сбиты и теснимы к городу. Возвратясь к Малаховским воротам, я увидел Дохтурова среди огромной свиты и должен сказать, что вид его в эту минуту не был ободрителен. К чести его спешу прибавить, что он принял это опасное начальство больной, по первому приглашению Барклая. Он был без галстуха, пот градом катил с его круглого, малозначительного лица; такое смущение выражалось как на нем, так и в его словах, что бывший при нем отличный оф