21-й полк линейной пехоты

Р.-Ф. Эдмон Эрвье

История 21-го пехотного полка: 1610-1875

Полковое знамя 21-го полка линейной пехоты образца 1804 г.

с. 184 - 189

Смоленское сражение, 17 августа. — 16-го армейский корпус прибыл к Смоленску и пять дивизий, из которых он состоял, были размещены в центре армии напротив предместий Мстиславльского и Рославльского, прикрытых ретрашементами и защищаемых 7 или 8 тысячами пехоты каждое. Атаку на Мтиславльское предместье поручили генералу Гюдену. Дивизия, ведомая своим генералом и лично маршалом Даву во главе, атаковала пригород, защищаемый неприятельской дивизией Капцевича. Сначала она была оттеснена штыками ко входу в предместье;  12-й и 21-й полки, которые составляли голову колонны, бросились преследовать русских до рвов Смоленска, где их расстреливали в упор, не нашедших как вернуться в город, имеющий редкие проходы в стене. Батарея из 12 пушек дивизии была нацелена на стены. Враг, занимавший башни, был сброшен снарядами, которые их подожгли.  Бой длился всю ночь; русские подожгли город, и на следующее утром туда вошли французы.

Воины, отличившиеся в Смоленской битве, были предметом специального рапорта маршала Даву, в котором упомянут лейтенант Виар из 21-го полка. Этому офицеру было приказано двинуться со взводом 1-й вольтижерской роты в Мтиславльское предместье, чтобы очистить от неприятеля. Через несколько мгновений после того, как удалось загнать его в город, местный губернатор вышел с двумя ротами, чтобы в свою очередь выбить противника. Лейтенант Виар и его взвод выдержали огонь этих двух рот; но, видя, что будут скоро окружены превосходящим числом, он приказал своим вольтижерам стрелять в генерала, который был убит, как и его адъютант. Враг, ошеломленный этой потерей, с поспешностью бежал.

У 21-го было множество раненых, среди которых упомянуты капитаны Кана, Росси, Ладрань, Фюнье; лейтенанты Вайян, Риво; су-лейтенанты Госеде, Демон, Понселе и ажюдан Бассе.

Сражение при Валутиной, 19 августа. — 18-го, ближе к вечеру, мы стали преследовать русских. Даву перешел Днепр утром 19-го и направился по дороге в Москву, и отчасти в направлении Санкт-Петербурга. Дивизия  Гюдена следовала на Москву.

Русские отступили к холмам Валутиной; сначала их выбил с этой позиции маршал Ней, и они отступили к последнему рубежу, который решили удержать любой ценой. Почва благоприятствовала им, потому что они заняли позицию за илистым ручьем на протяженном и возвышенном берегу, покрытом через определенные промежутки деревьями и густыми кустами. Дорога вела через ручей по небольшому мосту, который они разрушили. Чтобы овладеть позицией, нужно было захватить дорогу, которая шла вниз и немного вправо к топи, затем преодолеть речку, мост через которую был разрушен, и, наконец, подняться через заросли, усеянные стрелками, на косогор, полный войск и артиллерии. Ней прогнал русские аванпосты за ручей, но чтобы переправиться, ему были нужны значительные подкрепления. Из пяти дивизий маршала Даву, дивизия Гюдена была единственной, кто прибыл вовремя, чтобы поддержать маршала Нея. Мы позаимствуем у месье Тьера историю о неслыханных усилиях генерала Гюдена по форсированию позиции русских в этом сражении при Валутиной, одном из лучших подвигов в нашей военной истории.

«Генерал Гюден, прибывший в пять часов дня к мостику, который был только что восстановлен, смело встал во главе своей дивизии, чтобы любой ценой одолеть головорезов, находившихся за этим маленьким мостом. Он выстроил свою дивизию в атакующие колонны, в то время как маршал Ней с дивизией Ледрю готовился его поддержать, и в то время как дивизия Разу сковала противника слева, а справа Мюрат скакал с кавалерией и искал переправу через болото.

По сигналу Гюден бросил вперед свои пехотные колонны, которые прошли мост с криками "Да здравствует Император!" и, не колеблясь, попали под огонь стрелков с боков и огонь в лоб неприятельской артиллерии, той, что целила на побережье. Они пересекли мост без выстрелов, взобрались на берег и столкнулись с отрядом гренадеров, встретивших их в штыки. Они бросились на них, опрокинули и успели выйти в поле. Но там новые батальоны напали на них и вынудили отступать. Доблестный Гюден вел их вперед и ужасная свалка началась у ручья в прибрежной низине. Люди сходились, хватали друг друга и бились с оружием наголо. В разгар этого страшного столкновения Гюден спешился и с саблей в руке вел своих солдат; он был поражен ядром, которое раздробило бедро и, подхваченный своими офицерами, указал заместителем генерала Жерара. Этот офицер, обладающий редкой энергией, принял командование и, поворотив солдат на врага, снова поднялся на берег и во второй раз появился на взгорке. Барклай-де-Толли, желая приложить последние усилия, бросил храбрую дивизию Коновницына на дивизии Гюдена и Ледрю, которыми командовали Жерар и Ней, стремясь разбить их на поле боя, которое им удалось занять.  Жерар и Ней сдержали атаку, дрогнув на мгновение под ее напором, но контратакуя, яростно бросились на русскую пехоту и заставили ее бежать в беспорядке. В десять часов вечера они, наконец, остались хозяевами рубежа, и русские были вынуждены окончательно отступить.»

7-й легкий, 12-й, 21-й и 127-й линейные полки, которые составляли дивизию, атаковали с таким пылом, что противник принял их за императорскую гвардию.

Генерал Гюден, которого снаряд лишил обеих ног, умер два или три дня спустя в Смоленске. Он был одним из самых выдающихся офицеров армии. Заслуженно отмечали не только его моральные качества, но и доблесть и бесстрашие.

Полку пришлось сожалеть о большом числе своих: шеф батальона Камюза, капитан Бело, су-лейтенанты Жако и Лоран были убиты на поле боя. Среди раненых — шеф батальона Фюзье, капитаны Гуссье, Жобер, Констан, Лашналь, ажюдан-майор; лейтенанты Сарробер, Блондо, Буассон, Валло, Нолле, которые погибли в результате своих ран; су-лейтенанты Брессонге, Сенешаль, Фруассар, Брар, Жанно, Арнефо, Руссо; ажюдан Ленгле; сержант-майоры Пепе и Тувене; сержанты Анри и Брикар.

Шеф батальона Фюзье, сомневаясь, с приближением ночи, в позиции неприятеля, вышел в одиночку и, столкнувшись лицом к лицу с русским офицером, ударил его в плечо и, прокричав своим солдатам, что это враг, скомандовал "Пли!"

Ажюдану Ленгле прострелили левую руку, когда брали в плен русского генерала. За блестящую отвагу, проявленную им в этот день, он был удостоен ордена Почётного легиона.

На следующий день после боя у Валутиной император вручил награды всем полкам, проявившим себя на поле битвы: 21-й получил двадцать пять наград, врученных шести капитанам, восьми лейтенантам и су-лейтенантам и одиннадцати сержантам. Выбранные выходили в круг перед императором под одобрение войск. Эти награждения, произведенные на поле битвы, среди мертвых и умирающих, обломков и трофеев победы, являли впечатляющее зрелище.

Источник:
René-Frédéric-Edmond Hervieu, Historique du 21e régiment d'infanterie : 1610-1875. Paris, 1876.

Gallica — Национальная библиотека Франции
https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k6213785d/f192.image

© Перевод А.Зеленский, 2019. При цитировании ссылка на сайт обязательна.

 
 

Поделиться ссылкой:

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *