Накормить как в 1812-м

О ЧапеПо крупицам складывается представление о личности знаменитого двести лет назад смоленского трактирщика Симона (Р)Ивановича Чапы.

Оборотистый делец в дни смоленского сражения немилосердно наживался на столующихся у него офицерах русской армии. Не оставил своего "бизнеса" при французах. Отметился среди "несчастно пострадавших подневольных муниципалов", привлеченных на французскую службу, и даже краткое время состоял при них казначеем Смоленска и муниципалитета. О Чапе пишут И.П.Липранди, Н.А.Мурзакевич, Н.М.Коншин. Наиболее подробно описывает заведение и самого хозяина Николай Михайлович Коншин в своем романе «Граф Обоянский, или Смоленск в 1812 году. Рассказ инвалида». Упоминание ресторации Чапы в мемуарных записках Коншина, его восторженные отзывы о нём вне сомнений свидетельствуют о том, что это было лучшее для своего времени и наиболее престижное заведение.

chapa_streetПотрясающим образом, согласно описаниям Николая Михайловича, под помянутую гостиницу с рестораном подходит здание, которое сохранилось лишь на старых фото. Оно находилось чуть выше лестницы, ведущей к смоленскому Свято-Успенскому кафедральному собору. Благодаря Коншину мы знаем элементы интерьера и обстановки ресторации, фирменное блюдо - винегрет с адски острой горчицей и девиз хозяина (заведения) - Patti chiari, amicizia lunga! Словари дают спорный перевод этой фразы: уговор дороже денег; дружба дружбой, а табачок врозь. Это попытки найти русский аналог поговорки. Может не нужно? Вполне приемлемым могут быть и такие почти дословные и даже рифмованные переводы: цена честней, дружба длинней; честная цена дружбе не страшна. chapa1bВот он - залог успеха преприятия «У Чапы»! Эх, кто бы взялся за реализацию подобной бизнес-идеи? Обстановка кафе в антураже 1812 года, часы напольные с боем, на вешалке доломан, конечно же приклеенный, чтобы не утащили в качестве сувенира, и подвыпивший гусар за угловым столиком, локти на столе, буйна голова в руках - пожалуйте, фото на память... Жадные до впечатлений туристы, обеды, каких после не будет, Смоленск двенадцатого года туристический, синьор Чапо - где вы!

Замечания И. П. Липранди на «Описание Отечественной войны 1812 года» Михайловского-Данилевского // Харкевич В. 1812 год в дневниках, записках и воспоминаниях современников. Материалы Военно-учетного архива Главного штаба. Вып. II. 1 и 2 западные армии. Главная армия. Вильна, 1903. С. 7-16.

http://www.smolensk1812.ru/history/liprandi/

Ровно до трех часов битва ограничивалась перестрелкою; изредка со стен Смоленска пускали ядра в неприятеля, когда замечали его скопление. С французской же стороны пушечных выстрелов по городу не было, и, потому в нем было все спокойно: трактиры и кондитерские были открыты, ресторация Чапа была полна; мороженую разносили по улицам, и мы с Молоховских ворот посылали за нею.

 

Из записок Н. М. Коншина. 1812 год. / Предисл. А. Корсаков // Исторический вестник, 1884. – Т. 17. - № 8. – с. 263-286.

http://www.memoirs.ru/rarhtml/1038Konschin.htm

с.281
По возвращении главнокомандующего в город, нам, ординарцам, была дана свобода до 6 часов вечера. Я отправился обедать к Чапо, знаменитому в то время в Смоленске ресторатору.
с.282
В тот же день, вечером, меня командировали для передачи людей из нашей бригады в 12-ю батарейную роту, полковнику Воейкову, у которого я тогда и переночевал в лагере. На другой день, в обществе знакомых мне офицеров гвардейской конной артиллерии, Захарова, Гельмерсена и барона Раля, весело отобедал я в ресторане Чапо и простился с ними навеки. Все они, также как и Воейков, легли под Бородиным.

 

Н. М. Коншин. Граф Обоянский, или Смоленск в 1812 году. Рассказ инвалида. Ч. 1—3. — СПб.: А. Ф. Фариков, 1834.

http://www.bookol.ru/proza-main/istoricheskaya_proza/28458.htm

Въезжая в Смоленск чрез Днепровские ворота, прямо подымаешься в гору; тесная улица идет между старинными, огромными зданиями. На этой улице, по левой стороне, была пред отечественной войной знаменитая гостиница синьора Чапо. Двухэтажный каменный дом, всегда обсыпанный песочком, издали красовался с боку, рекомендуясь проходящим. Кто, ведя в Смоленске кочующую, солдатскую жизнь, любил вкусно пообедать на собственный счет, тот, без сомнения, уже был знаком с синьором Чапо и, без сомнения, прочитав сии строки, с удовольствием припомнит его сытный стол, его всегдашний винегрет, подправленный так горчицей, что часто срывало кожу с языка; вспомнит его роковые два часа, которые пропустить значило лишиться обеда, а может быть, вспомнит и любимую его пословицу: Patti chiari, amicizia lunga!

Как шумно, как молодо оглашалась некогда палевая столовая сеньора звучной и живой беседою нашей молодежи, старых смоленских постояльцев, встретивших гостью-войну под стенами квартир своих! Едва на огромных стенных часах гостиницы стрелка подходила к двум часам, и уже окна белелись султанами и фуражками, и сабли со шпорами гарцевали по комнатам, ожидая рокового звона, все спешили договорить, что есть на душе сухого, дельного; наконец он раздается: синьор является к столу под руку с своею племянницею, скромною подругою наших обедов, свидетельницею наших вакханалий, пригоженькой италиянкой с огненными глазками - больше ничего памятного об ней не осталось... Обеды, каких после не бывало, обеды юности, Смоленск двенадцатого года, синьор Чапо - где вы!

Французы не пощадили синьора Чапо так же, как синьор Чапо за несколько дней не пощадил русских. Он наложил на обе армии наши страшную подать, упятерив цену на все свои продукты. Увы, через неделю после он сам попался, как ворона в суп, и с большою половиною денег, вырученных пополам с грехом!

В настоящее время (7 апреля 1813 года) знаменитая гостиница восставала уже, как феникс из пепла; она снова огласилась октавным басом своего деспота; его овальная фигура, обстегнутая в белый канифасовый чехол, снова заходила по подвалам дома с рогатою связкою ключей; опять в два часа садились у него за стол, и опять возобновил он с резервами нашими на время оставленную пословицу: Patti chiari, amicizia lunga.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *