Франсуа Ш.-Ф.

gerb_france_1804-1815fr

 

Шарль-Франсуа Франсуа (1775-1853). Французский офицер, участник революционных и наполеоновских войн, отдавший 38 лет военной службе1 республике, империи и позднее королю Франции. В 1812 г. капитан 30-го линейного полка 1-й пехотной дивизии корпуса Даву.

Дневник французского офицера или блокноты капитана Франсуа 1792-1815.

Тур, 1913.

Charles-François François.
Le journal d'un officier français ou Les cahiers du capitaine François : 1792-1815
A. Mame et fils (Tours), 1913.

/ с. 168-171 /

8 августа 1812 года наша дивизия вновь выступает в поход, 13 августа мы переходим Днепр, Борисфен греков. 16-го французская армия идет тремя колоннами на Смоленск: в шесть часов вечера она собрана у этого города. 17-го, в три часа утра, она поднимает оружие. Линия застрельщиков 13-й легкой кавалерии2 нашей дивизии открывает огонь по левой стороне города, в то время как 1-й корпус главной армии маневрирует всей массой по дивизиям под огнем местной артиллерии. После нескольких часов маневров, все время под неприятельским огнем, мы захватываем площадку Большовки3, на которой расставлена батарея из шестидесяти пушек. Во время этой операции наш полк получает приказ от маршала Даву идти вперед и нападать. Мы теряем много людей, строясь к сражению под пальбою пушек русских; но мертвые на своем месте, так как мы находимся на кладбище. Другие полки нашей дивизии подвигаются за 30-м. Мы стоим на небольшом расстоянии от города, и потому наш полк обстреливается не только орудиями с вала, но еще пушками с башни, которые нас сильно терзают. И страдаем мы от этого до такой степени, что полковник Бюке велит нам встать позади контрэскарпа рва, окружающего кладбище. Неприятель, стоящий выше, чем мы, продолжает осыпать нас ядрами и чем-то вроде гранат с тремя отверстиями. В два часа граната, изрыгающая пламя через свои три отверстия, падает пред моей ротой. Я бросаюсь на нее, схватываю ее руками и бросаю ее в колодец, который находится недалеко от меня позади. Я обжигаю себе немного руки и перед моей одежды. Мои начальники и весь батальон кричат: «Браво! Да здравствует капитан Франсуа!» Если бы эта граната разорвалась, она взорвала бы два зарядных ящика налево от батальона. Полковник Бюке, очень любивший меня, сделал по этому поводу представление обо мне, но меня опять забыли, как в нескольких других случаях, о которых я говорил. Моею наградой, той, которая была самая лестная для меня, было одобрение, громко выраженное моими начальниками и моими товарищами.

В три часа орудия установлены по всей линии и выпускают адский огонь. В четыре часа начинается жаркая пальба по предместьям. В пять часов мы отталкиваем неприятеля, идем в штыки, добираемся до прикрытого пути. Тогда битва делается ужасною. Несмотря на убийственный огонь русской артиллерии, мы захватываем укрепленные предместья, действуя все штыками, доходя даже до самого жерла пушек.

В шесть часов были установлены три батареи, в то время как мы продолжаем атаку прикрытого пути. Эти батареи начинают стрелять и посредством гранат, производящих пожар в городе и во многих башнях, заставляют русских покинуть эти башни. Мы мало подвигаемся на прикрытом пути, но две батареи, стреляющие анфиладой, заставляют наконец русских вернуться в крепость. Две роты минеров, поддержанные нашим полком, заняты копанием мотыгою у основания вала. В семь часов неприятель защищается уже слабо, и мы слышим большой шум, идущий от города, который весь объят пламенем. В час утра этот шум прекращается. Русские отступили на другой берег Днепра и занимают позиции на возвышенностях.

В два часа гренадеры нашей дивизии входят в Смоленск, все улицы в огне и наполнены мертвыми и ранеными. Дивизии Морана и Фриана переезжают Борисфен на пароме, соблюдая полнейшее молчание, и взбираются, как козы, на возвышенности, где выстраиваются к сражению. Они долго перестреливаются с русским арьергардом. Наша кавалерия нападает на этот арьергард и побеждает его после сражения, данного 3-м корпусом.

Потеря русских под Смоленском была 4000 убитых, 7000 раненых и 2000 пленников, наша потеря равнялась 1200 убитым и 3000 раненых, причем большая часть приходилась на долю нашей дивизии, которая принимала самое деятельное участие в этой битве. На долю 30-го выпало 90 убитых и 107 раненых.

18 августа 1-й батальон 30-го входит в Смоленск с польским батальоном. Мы выстраиваемся для сражения на плац-параде, среди горящих домов. Полчаса спустя после нашего вступления расставляют посты и охрану в те магазины, которых пожар не достиг еще. Потом составляют козлы, и каждый ищет, что бы поесть, что отыскивается с трудом в городе, подожженном, опустошенном и потерявшем свое население. Мы находим некоторых жителей, которые говорят по-французски и помогают нам в наших поисках. В пять часов мы покидаем Смоленск. Мы переезжаем Борисфен, или Днепр, на пароме, и наша дивизия соединяется в большом саду на правом берегу реки. Мы уходим ночью и идем вдоль Днепра. Мы отбрасываем несколько сотен казаков, которые хотят нас тревожить.

Данный перевод фрагмента дневников опубликован в издании "Французы в России. 1812 г. по воспоминаниям современников-иностранцев. Неман. - Смоленск. - Бородино. - Вступление в Москву." А.М.Васютинский, А.К.Дживелегов, С.П.Мельгунов. Москва, 1912.
Российская государственная библиотека

1 - После египетского похода генерала Бонапарта Франсуа получил прозвище Дромадер Египта (dit le Dromadaire d'Égypte).

2 - Издержки перевода. Должно быть "13 полка легкой пехоты" (le 13e léger).

3 - Издержки перевода. В оригинале "du plateau de Bulchowka". Имеется ввиду пространство между Краснинской дорогой (нынешняя улица Николаева) и руслом речки Ясенной, где на некоторых старинных картах обозначена деревушка Болоховка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *