Понятовский Ю. А.


gerb_france_1804-1815

 

Юзеф Антоний Понятовский (1763 - 1813) — польский генерал, ставший маршалом Франции в 1813. В Русском походе Наполеона командовал 5-м (польским) корпусом Великой армии. 

Русская кампания (1812) Г.Фабри,

лейтенанта 101-го пехотного полка, 
прикомандированного к Исторической секции1 
11 августа - 19 августа
Париж, 1903.

Gabriel Fabry.
Campagne de Russie (1812). Opérations militaires (11 août - 19 août). Smolensk / par L. G. F.
Paris, 1903.

/ с. 534 – 538 /

Понятовский — королю Саксонии.

Со времени последних донесений, которые я имел честь направить Вашему Величеству2, V-й корпус следовал форсированным маршем за движением французской армии к Смоленску. Он прибыл 16-го одновременно с французской армией в виду этого места, которое было немедля окружено с одной стороны Днепра.

Польские войска прошли перед Его Величеством Императором, который выразил свое удовлетворение их хорошей выправкой, и заняли позицию перед Смоленском. V-й корпус был назначен вместе с I-м и III-м для атаки места. Это произошло на следующий день.

20-я бригада легкой кавалерии под командованием князя Сулковского, составленная из 5-го и 13-го полков, первой была направлена ​​на врага с батареей легкой артиллерии. Когда его застрельщикам было приказано идти вперед, казаки потянулись к городу, оставив на месте нескольких убитых.

Активная и столь же устойчивая работа французской и польской артиллерии, направленной против батарей неприятеля, накрывающих своим огнем территорию с диспозицией войск, значительно замедлила их действие.  16-я и 18-я польские дивизии, которые были назначены Его Величеством Императором для атаки на предместья, получили приказ наступать и взяли подходящее направление, чтобы прибыть к пунктам, где они должны были действовать. Пока они осуществляли это движение, батарея польской легкой артиллерии, размещенная в промежутке между двумя дивизиями, направляя огонь по кустам, частично покрывавшим пространство перед большим оврагом, сдерживала застрельщиков неприятеля, которыми они были полны. 16-я дивизия, прибыв на возвышение батареи, выдвинув вперед три роты вольтижеров,  отбросила неприятеля до глубокого оврага, который прикрывает южную часть этого города.

Повинуясь только собственному порыву, эти роты, несмотря на огонь, уничтожавший их из города и с противоположного берега, спустились вместе с неприятелем в этот глубокий, более 120 футов, овраг, и, продолжая свою атаку с тем же мужеством, они вытеснили русскую пехоту из предместья, расположенного на дне оврага. Усиленные двумя ротами, посланными поддержать атаку, те же самые тиральеры, взобравшись на противоположный, более отвесный,  берег оврага, преследовали противника, несмотря на все преимущества, предоставляемые ему сильно пересеченной местностью, и артиллерией, размещенной на выступе. Они вынудили вражеских стрелков вернуться на укрытый путь, с которого несколько артиллерийских орудий, выдвинутых вперед, отбросили неприятеля внутрь города, и вошли бы туда за ним, если бы имелись другие проходы, кроме двух маленьких  потерн. Однако они остались у подножия стены, несмотря на огонь из бойниц и смертоносных выступающих башен.

В тот же момент его величество король Неаполя приказал атаковать в том самом месте. Я последовательно направил два сводных батальона вольтижеров и один батальон 8-го полка на предместье Малаховка, 12-й и два батальона 13-го полка на одноименные ворота; 15-й на Никольские ворота и 2-й к предместью на берегу Днепра с названием Рачевка.

Невзирая на чрезвычайную сложность крутого спуска и перехода через большой овраг, который в значительной степени подвергся воздействию огня от города и с батареи у церкви на противоположном берегу реки, все эти атаки были осуществлены с одинаковой энергией.

Предместье Малаховка было занято, несмотря на сильнейшее сопротивление, францускими и польскими войсками, которые удержались в нем, хотя неприятелю удалось его поджечь. 3-й, 12-й, 15-й полки пересекли овраг, вытеснили противника с укрытого пути и закрепились там, хотя по ним велся непрерывный огонь из выступающих башен и бойниц стены. 2-му полку предстояло выполнить еще более сложную задачу. Как только он оказался в нижнем предместье, он обнаружил, что подвергается как огню от батареи у церкви, так и от стены, вдоль которой он двигался, и интенсивному и смертоносному обстрелу из ружей, исходившему от обрушенного и забаррикадированного фаса крепостной ограды и всех домов пригорода. Эти совокупные трудности не могли остановить отважных. Русский батальон, рассредоточенный у окраины города, был перебит, а польские войска продолжали контролировать пригород Рачевка. Это преимущество, между тем, дорого нам обошлось, погибло множество храбрецов. Не стало смелого генерала Грабовского, шефа батальона Гаварда. Полковник Круковецкий был тяжело ранен двумя выстрелами. Стало совершенно необходимо поддержать эту атаку, и я пустил 6-й пехотный полк. Этот корпус, впервые испытанный огнем, проявил в нем бесстрашие, не уступающее старым полкам, и оставался в предместье до того момента, пока его не поджег неприятель.

Я старался, насколько это возможно, сделать положение менее неблагоприятным. Была установлена контрбатарея, ближе к той, что била с другого берега, и ее огонь был в основном подавлен. Четыре трехфунтовые орудия, выдвинутые на выступ холма напротив угла крепости, которая с этой стороны обращена к Днепру, оказали такое же воздействие на батарею, работавшую у подножия башни, и вынудили врага бежать.

Еще одна батарея, установленная слева, прикрывала атаку у Никольских ворот, а остальная польская артиллерия била по мосту через Днепр.

В 8 часов вечера противник получил значительные подкрепления от русской армии, которая расположилась за Днепром. Французские и польские войска несколько раз входили в город через Малаховские ворота, не имея возможности их удержать  под шквальным огнем на улицах. Несколько вылазок, направленных против 3-го, 12-го и 15-го полков с большим или меньшим успехом, не имели другого эффекта, кроме как отбросить их назад к небольшому оврагу, из которого они снова вышли некоторое время спустя, чтобы, в свою очередь, вытеснить неприятеля в укрытый путь. Самые настойчивые усилия пехоты ничего не могли сделать против хорошо укрепленных стен. Войска устали, и Его Величество Император приказал не возобновлять атаки, а держаться как можно ближе к городу. Пехота подошла вплотную к стене и, хотя понесла значительный урон от огня из башен, с которых просматривался укрытый путь, оставалась там до конца ночи, отбив еще несколько попыток.

Однако неприятель, наученный предпринятыми против него усилиями, знал, что ожидать на следующий день и покинул город.

Попытка 15-го полка ближе к утру проникнуть внутрь позволила считать, что там осталось мало людей.

Генерал Красинский послал роту вольтижеров и приказал 15-му полку следовать за ней. Едва эта рота вошла в город, как его превосходительство князь Экмюльский, прибывший вслед за этим, остановил движение полка и сказал, что ни одно польское подразделение не должно входить в Смоленск. Рота вольтижеров, которая уже находилась там, некоторое время спустя была сменена французскими солдатами.

Таков, Государь, результат дня, когда польская армия ревностно старалась  заслужить доверие Вашего Величества, получив одобрение Его Величества Императора. Все виды оружия соревновались, насколько это зависело от них, для достижения этой цели.

Офицеры инженерной службы во главе с полковником Малле проявили столько же интеллекта, сколько хладнокровия, в разведке, которую была им поручена.

Польская артиллерия, которая должна была бороться со всеми русскими батареями, на виду которых атаковал 5-й корпус, и в то же время бить по смоленскому мосту, чтобы предотвратить или, по крайней мере, затруднить русским сообщение одного берега с другим, несла службу организованно, хладнокровно и умело, что вряд ли можно было ждать от отряда, где 5 из 6 артиллеристов еще не видели огня. Этот счастливый результат объясняется активным контролем со стороны генерала Пеллетье, знанием своей профессии старшими офицерами и примером других офицеров, которых долг призвал на поле боя.

Офицеры главного штаба и адъютанты выполняли свои опасные обязанности с сообразительностью и отвагой, которые не оставляли желать ничего лучшего. Многие из них воспользовались  продолжительным временем, чтобы принять участие в атаках в пределах своей сферы действий.

Передавая на суд Вашему Величеству пыл и бесстрашие, с которыми сражалась в тот день вся его польская армия, у меня нет права умолчать, что генералы Зайончек и Фишер сами постоянно возглавляли атаки,  что все остальные генералы показали столько же искусства, сколько доблести, и, что командиры доказали — от них можно всего ожидать и в более высоких званиях.

Их примеру последовали все офицеры, и я осмелюсь сказать, что нет ни одного, который бы не сделал сверх того, что могло бы потребоваться.

Медицинская служба доказала, что принимает участие в общей самоотверженности и разделяет все опасности войск, быстро оказывая помощь раненым под ожесточенным огнем противника.

Среди большого числа военных всех рангов, которые перед лицом опасности разделили славу этого дня, я боюсь навредить многим, специально указав некоторых. Ради получения ими награды, к которой стремится каждый польский солдат — носить знак высокого признания Вашего Величества, я осмеливаюсь просить у Вас в мое распоряжение 50 наград кавалерам, 100 золотых и 150 серебряных Военных орденов Герцогства, которыми комиссии наградят наиболее достойных. Я умоляю Ваше Величество, чтобы справедливость восторжествовала в выборе тех, кому они будут вручены.

Потери V-го корпуса за день 17-го составили 18 офицеров и 500 солдат убитыми, 47 офицеров и 765 солдат ранеными.

Кроме бригадного генерала Грабовского и командира батальона 2-го пехотного полка Гаварда, мы потеряли полковника Закржевского и командира батальона Потоцкого, моего адъютанта.

Дивизионный генерал Зайончек и храбрый полковник Круковецкий тяжело ранены.

Я только что получил от Его Величества Императора приказ немедленно предложить ему необходимые V-му корпусу повышения в званиях и замены.

Примечания проекта «Смоленск - 1812»:

1 - Section historique de l'état-major de l'armée — Историческая секция Генерального штаба французской армии, созданная в 1887 г. и ставшая исторической службой армии.

2 - Король Саксонии Фридрих Август I, герцог Варшавский в 1807-1815 годах.

© Перевод А.Зеленский, 2021. При цитировании ссылка на сайт обязательна.

   

Поделиться ссылкой:

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *