Награждение лейтенанта Этьена


Знак Кавалера Ордена Почетного Легиона.  Франция.
Первая Империя.

Обстоятельства награждения лейтенанта 12-го линейного полка Теодора Этьена подробно описывает генерал Павел Алексеевич Тучков в автобиографической записке «Мои воспоминания о 1812 годе».

Едва я сделал несколько шагов в голове колонны, как пуля ударила в шею моей лошади, от чего она, приподнявшись на задние ноги, упала на землю. Видя сие, полк остановился; но я соскочил с лошади и, дабы ободрить людей, закричал им, чтоб шли вперед за мною, ибо не я был ранен, но лошадь моя, и с сим словом, став на правый фланг первого взвода колонны, повел оную на неприятеля, который, видя приближение наше, остановясь, ожидал нас на себя. Не знаю, от чего, но я имел предчувствие, что люди задних взводов колонны, пользуясь темнотою вечера, могут оттянуть и потому шел с первым взводом, сколько можно укорачивая шаг, дабы прочие взводы не могли оттягивать. Таким образом приближась к неприятелю, уже в нескольких шагах, колонна, закричав ура! кинулась в штыки на неприятеля. Я не знаю, последовал ли весь полк за первым взводом; но неприятель, встретя нас штыками, опрокинул колонну нашу, и я, получа рану штыком в правый бок, упал на землю. В это время несколько неприятельских солдат подскакали ко мне, чтоб приколоть меня; но в самую ту минуту Французский офицер, по имени Этиен, желая иметь сам сие удовольствие, закричал на них, чтоб они предоставили ему это сделать. Laissez moi faire, je m'en vais l'achever, были его слова, и с тем вместе ударил меня по голове имевшеюся в руках его саблею. Кровь хлынула и наполнила мне вдруг и рот и горло, так что я ни одного слова не мог произнести, хотя был в совершенной памяти. Четыре раза наносил он гибельные удары по голове моей, повторяя при каждом: Ah, je m'en vais l'achever, но в темноте и запальчивости своей не видал того, что чем более силился нанести удар мне, тем менее успевал в том: ибо я, упав на землю, лежал головою плотно к оной, почему конец сабли его, при всяком ударе, упираясь в землю, уничтожал почти оный так, что при всем усилии его он не мог мне более сделать вреда, как только нанести легких ран в голову, не повредя череп. В этом положении казалось, что уже ничто не могло спасти меня от очевидной смерти: ибо, имея несколько штыков упертыми в грудь мою и видя старание господина Этиена лишить меня жизни, ничего не оставалось мне, как ожидать с каждым ударом последней моей минуты. Но судьбе угодно было определить мне другое, Из за протекавших над нами облаков вдруг просиявшая луна осветила нас своим светом, и Этиен, увидя на груди моей Анненскую звезду, остановив взнесенный уже может быть последний роковой удар, сказал окружавшим его солдатам: "Не трогайте его, это генерал, лучше взять его в плен"; и с сим словом велел поднять меня на ноги. Таким образом, избежав почти неминуемой смерти, попался я в плен неприятелю.

Не более как чрез полчаса довели меня до места, где находился Неаполитанский король Мюрат, как известно, командовавший авангардом и кавалериею неприятельской армии. Мюрат тотчас приказал своему доктору осмотреть и перевязать раны мои; потом спросил меня, "как силен был отряд наших войск, бывших в деле со мною," и когда я ему отвечал, что нас было в сем деле не более 15.000, то он с усмешкою сказал мне: " À d'autres, à d'autres; vous étiez beacoup plus forts que cela;" на что я ему не отвечал ни слова. Но когда он мне стал откланиваться, то я вспомнил, что покуда меня вели до него, то храбрый мой Этиен, услыша от меня несколько слов по французски, начал меня убедительно просить, чтобы, когда я буду представлен к Неаполитанскому королю, замолвил бы об нем хотя одно слово, которое конечно сделает его счастливым. Я, не хотя ему платить злом, откланиваясь королю, сказал, что имею к нему просьбу. " Какую? - спросил король, я охотно исполню все, что только можно будет." — "Не забыть в награждениях офицера сего, который меня к вам представил". Король усмехнулся и поклонясь сказал мне: "Я все сделаю, что только можно будет," и на другой день г. Этиен был украшен орденом Почетного Легиона.

Смоленск, 21 августа 1812 г.

Мсье Этьену, лейтенанту 12-го линейного полка

Я уведомляю Вас, Мсье, что Император указом от 20 августа 1812 г. именовал вас Кавалером Ордена Почетного Легиона.

Его Величество уполномочивает меня дать вам это предварительное уведомление, в ожидании того, которое вы официально получите из Главной Канцелярии Ордена.

Князь Невшательский 
[подпись Луи Александр Бертье]

Источник документа:

Сайт Национального архива Франции // База данных Léonore — доступ к персоналиям лиц, принятых в Орден Почетного Легиона или получивших в нем повышение с момента учреждения Ордена в 1802 году и умерших до 1977 года. Оригинальные документы хранятся в Национальном архиве или в Главной канцелярии Почетного Легиона.

   

Поделиться ссылкой:

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *