Прошения Скалонов Витгенштейну

21 июня 1813 года Каролина Скалон, вдова генерала Антона Антоновича Скалона, и его брат курский помещик Александр Антонович Скалон составили прошения на имя графа Петра Христиановича Витгенштейна, по-видимому, еще не зная, что в мае он, после неудач под Люценом и Бауценом, подал в отставку с поста главнокомандующего союзной русско-прусской армии.
Семья не верит в гибель Антона Антоновича. Резолюций и ответов на эти прошения в архиве нет.


Сиятельнейший Граф!
Милостивейший Государь,
Петр Християнович!

В плачевной моей горести и в подкрепляющей меня надежде, изыскивая для себя облегчения, решилась обременить вас Сиятельнейший Граф! всенижайшею моею прозьбою, я уверена, что Человеколюбивое ваше сердце не отринет удовлетворить нещастнейшую в жизни женщину. Покойнаго моего мужа, или еще по благости Божией в живых находящаго Генерал-Майора Скалона, родной брат отставной Подполковник Александр Антонович Скалон с приложением у сего письма к вашему Сиятельству, описывает всю подробность, о всем произходящем, с любезнейшим моим Супругом в сражении 5-го августа под Смоленским, к вероятию может послужить и то, что Друг мой находится в живых. Как многие из Полковых мне объясняли, что за жарким сражением, действительно ни один из их не мог видеть, как они своего Шефа потеряли. А к отраде моей, также дошли до меня и другие сведения, чрез находящихся в Губернском городе Харькове пленных, что в то самое сражение, поднят был неприятелями Российский Генерал раненный, и отправлен пленным, чрез Красное и далее во Францию. И я мнить должна, в настоящем событии, что сей раненной есть мой любезнейший Супруг. Поелику в сем сражении пожертвующих за любезнейшее Отечество, не было более как только два Генерала, первый Г: Балла, которой и погребен своими, а второй друг мой, о котором изспрашиваю у вас Сиятельнейший Граф милости, о дознании настоящей для меня истины. О Боже великий! и в чудесах своих Непостижимый, да найду и обрету я нещастнейшая, хотя в вас Ангела Утешителя слез моих, ежели Он в живых не оставьте его высоким вашим Покровительством, и удостойте меня вашим уведомлением, дабы я могла от последних моих крох уделить к безнужному его содержанию, хотя положение мое Сиятельнейший Граф, самое для меня теперь есть тягчайшее, но некоторым образом еще надежда меня утешает, что тот еще в живых, которой меня поил и кормил, ежели бы я не находилась ныне под покровительством упоминаемаго роднаго брата его, у котораго своих восемь человек детей, едва ли могла бы я с шестью оставшими моими Сиротами пропитать себя, вся 36-ти летняя служба мужа моего сопровождалась с честию и без всякого состояния, вот жребий мой, Сиятельнейший Граф! и буде, что я столь буду нещастна, что лишась на веки любезнейшего моего супруга, где обрету воспитание и безнужное пропитание шести малолетним сыновьям моим, как ни в благости Всемогущаго и в ПРЕМИЛОСЕРДНЕЙШЕМ МОЕМ МОНАРХЕ и в тех высоких Особах, которыя с сожалением будут, о сиротах моих предстательствовать У СВЯЩЕННЕЙШАГО ПРЕСТОЛА. Я нещастнейшая во уповании остаюсь милостиваго вашего ко мне отзыва, и имею честь прибыть к вам ваше Сиятельство, с глубочайшим моим высокопочитанием и с достодолжною преданностию,

Сиятельнейший Граф!
Милостивейший Государь,
Ваша
всепокорнейшая Слуга
Каролина Скалон

июня 21-го дня
1813-го года.
Курской губернии, Белгородскаго
уезда. С: Араповка

РГВИА Ф. 103, оп. 1 (208 в), д. 2, лл. 347, 347 об, 348.


Сиятельнейший граф!
Милостливый государь!

Среди славы и величайших забот ваших Сиятельнейший граф! Я бы никак не смел принять моей дерзновенности, и даже помыслить обременять Вашу Светлость, ежели бы не священнейшее родство, обливающее кровью все сердце моё, ежечасным своим требованиям ко достижению настоящей истины, к тому меня не взывало. Бывшего Иркутского драгунского полка шеф генерал-майор и разных орденов кавалер Антон Антонович Скалон есть мой родной брат и только единого имея, он находился прошлого года с полком ему Всемилостливейше вверенным в 1 армии Господина генерала от инфантерии Барклая де Толли, а в дивизии господина генерала от инфантерии Докторова, командовал 3 кавалерийским корпусом. И в прошлом 1812 году, 5 августа во время сражения под Смоленском, по донесению от полку показан Рапортом убитым на поле сражения. Но как по дошедшим сведениям открывается, что когда он поставлен был с полком пред стенами крепости Смоленска, для подкрепления егерей. выдерживая под конец весь огонь сражения. доколе пропустил всю нашу артиллерию в крепость, оставаясь еще удерживать стремление неприятельское. Наконец скомандовав по три налево,  полк левым флангом ретировался в крепость, а как он с правого фланга находился последним, где он был ранен или убит, то покрыто еще и доныне неизвестностью, потому что из полку при нем никого не было кроме его человека и вестового, которыя не могли за жарким сражением, при нем более побыть, как говорят пять минут. Плац сей же битвы, в те же минуты достался неприятелю, а как теперь еще открывается и то, что из содержащихся пленных в губернском городе Харькове утверждающих, что поднят неприятелем раненый Российский генерал, и отправлен был за конвоем в Красное, а далее во Францию. Я сам разпрашивал и все сходное находил со объяснениями в чертах братом моим. Итак будучи тяжело томим покрытой неизвестностью, потеряв кровного и единого друга в жизни, больше [неразборчиво] умолять вас Сиятельнейший граф! К открытию мне совершенной известности,буде он в живых и находится в плену у всеобщего врага рода человеческого. Да сохранится безнужное его содержания под сенью несравненных ваших милостей и оживут те чувства, которые пекутся о испрашении единой от Вашего Сиятельства милости.
Сиротство оставшихся после брата моего, составляющее из Супруги его и 6 малолетних сынов и находящихся ныне под покровительством моим я присоединяю и свое к сему несчастию семейству. Будем возсылать теплое наше моление к господу всех сил, да продлит на многие лета он Ваше благоденствие и славу победоносных деяний ваших. Хотя я не имея щания быть известным вашему Сиятельству. Да уважется и то, что во изъявленном мне благодеяний ваших, проходящее 42 летнее время в заслугах Государю и Отечеству покойного родителя нашего генерал–порутчика Антона Скалона и последующее по следам его упоминаемого брата моему, проходящему так же 36 лет своего служения.
Имею честь пребывать к Вашему Графскому Сиятельству, с глубочайшим моим высокопочитанием и с душевной преданностию. 

Сиятельнейший Граф!
Милостивейший Государь,
Ваш
покорный Слуга
Александр Скалон

июня 21-го дня
1813-го года.
Курской губернии, Белгородскаго
уезда. С: Араповка

РГВИА Ф. 103, оп. 1 (208в), д. 2, лл. 349, 350.

   

Поделиться ссылкой:

 

Прошения Скалонов Витгенштейну: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *