Тринадцатый бюллетень Великой армии

Тринадцатый бюллетень

Смоленск, 21 августа 1812 года.

Всё говорит о том, что в бою при Могилеве, выигранном князем Экмюльским у князя Багратиона, потери неприятеля значительны. Здесь прилагается рапорт князя Экмюльского об этом деле.

Герцог Тарентский нашел в Динабурге 20 пушек, а не 8, как сообщалось.
Он заставил достать из воды несколько судов, груженых более чем 40 000 бомб и других зарядов. Огромное количество боеприпасов неприятель сделал непригодным. Пренебрежение русскими постройкой укреплений видно в сооружениях Динабурга и Дриссы.

Его Величество отдал командование своим правым крылом князю Шварценбергу, подчинив ему 7-й корпус. Князь действовал против генерала Тормасова, встретился с ним 12го числа и дал бой. Австрийские и саксонские войска заслужили наивысшую похвалу. Князь Шварценберг показал себя в этих обстоятельствах в равной мере деятельным и талантливым.
Император потребовал повышения по службе и вознаграждения отличившимся офицерам его армейского корпуса.

8 августа Великая армия располагалась следующим образом:
вице-король был в Сураже с 4-м корпусом, заняв авангардом Велиж, Усвяты и Поречье;
Король Неаполитанский был в Никулино с кавалерией, захватив Инково;
маршал герцог Эльхингенский, командующий 3-м корпусом, был в Лиозно;
маршал князь Экмюльский, командующий 1-м корпусом, был в Дубровно;
5-й корпус, под командой князя Понятовского, был в Могилеве;
Главная квартира была в Витебске;
2-й корпус, командуемый маршалом герцогом Реджио, находился около Дриссы;
10-й корпус, командуемый герцогом Тарентским, был около Динабурга и Риги.

8 августа 12-тысячная неприятельская кавалерия устремилась к Инково и атаковала дивизию генерала графа Себастьяни, который был должен вступить в бой и отступал на пространстве в половину льё на протяжении дня, неся и нанося неприятелю, почти равные потери.
Рота вольтижеров 24-го полка легкой пехоты, являющаяся частью батальона этого полка, приданного кавалерии для удержания позиции около леса, попала в плен. У нас примерно 200 человек убитых и раненых; враг, возможно, потерял то же количество людей.

12-го числа неприятельская армия покинула Смоленск, действуя по различным направлениям медленно и нерешительно около Поречья и Надвы.

10-го числа Император решил идти на врага и захватить Смоленск, двигаясь другим берегом Днепра. Король Неаполитанский и маршал герцог Эльхингенский оставили Лиозно и устремились к Днепру при устье Березины, против Хомино, где в ночь с 13-го на 14-е навели два моста через Днепр.

Вице-король покинул Сураж и направился через Яновичи и Любавичи к Расасне, куда прибыл 14-го.

Князь Экмюльский воссоединил свой корпус в Дубровно 13-го.

Генерал граф Груши собрал 3-й кавалерийский корпус в Расасне 12-го.

Генерал граф Эбле навел три моста в Расасне 13-го.

Главная квартира покинула Витебск и прибыла в Расасну 13-го.

Князь Понятовский покинул Могилев и прибыл 13-го в Романово.

14-го, на рассвете, генерал Груши маршем на Ляды, изгнал оттуда два полка казаков и соединился с кавалерийским корпусом генерала графа Нансути.

В тот же день король Неаполитанский, для оказания вспомоществования маршалу герцогу Эльхингенскому, прибыл в Красный. 27-я дивизия неприятеля усиленная 5000 человек пехоты при поддержке 2000 кавалерии и 12 орудий занимала позицию перед этим городом. Она была атакована и опрокинута моментально герцогом Эльхингенским. 24-й полк пехоты атаковал в штыки небольшой город Красный с неустрашимостью.  Кавалерия исполнила поручение восхитительно. Отличились бригадный генерал барон Бордесуль и 3-й полк конных егерей. Захват восьми артиллерийских орудий, 5-ти и 12-тифунтовых, и двух единорогов, 14 зарядных ящиков, 1500 пленных, поле боя, устланное более чем тысячей трупов русских — таким было преимущество боя при Красном, в котором русская дивизия, в которой было 3000 человек, потеряла половину своего состава.

Е. В. остановился 15-го, и разместил свою Главную квартиру у почтовой станции Корытня.

Утром 16-го холмы Смоленска были окружены [войсками]; город предстал перед глазами огороженным стеной протяженностью 4000 туазов, толщиной 10 и высотой 25 футов, вперемежку с башнями, несколько из которых были оснащены пушками большого калибра.

На правом берегу Днепра было видно и понятно, как с большой спешкой возвращаются неприятельские корпуса, чтобы защитить Смоленск.
Было известно, что неприятельские генералы имели приказ, повторенный их главнокомандующим, давать сражение и спасать Смоленск. Император произвел рекогносцировку вокруг города, и расставил свою армию в позицию, в которой она была днем 16-го. Маршал герцог Эльхингенский был слева до Днепра; маршал князь Экмюльский в центре; князь Понятовский справа; гвардия была поставлена в резерв в центре; вице-король в резерве справа; кавалерия под командованием короля Неаполитанского на самом краю справа. Герцог д'Абрантес с 8-м корпусом сбился с пути и совершил ошибочное движение.

16-го, и в течение половины дня 17-го, шло наблюдение. Перестрелка поддерживалась на линии. Неприятель занял Смоленск 30000 человек, а остальную часть своей армии выстроил на прекрасной позиции на правом берегу реки, против города, в который вели три моста. Смоленск русские считали укрепленным городом и предместьем Москвы.

17-го, в два часа пополудни, видя, что неприятель не выходит, что он укрепился в Смоленске и уклоняется от сражения, что несмотря на имеющийся у него приказ и прекрасную позицию, на которую он мог выступить, правее Смоленска или левее по течению Днепра, неприятельский генерал медлит с решением, Император переместился направо и приказал князю Понятовскому сместить его фронт вправо и вперед и стать справа до Днепра, заняв при этом предместье, выставив аванпосты и артиллерийскую батарею, чтобы разбить мост и прервать сообщение города с правым берегом. В это время маршал князь Экмюльский имел приказ атаковать два предместья, в которых укрепился неприятель на пространстве в 2000 туазов, каждое из которых защищали от 7 до 8 тысяч пехоты и крупнокалиберные орудия. Генерал граф Фриан имел приказ завершать обложение крепости, опираясь справа на корпус князя Понятовского, находясь на правом фланге атаки, которую производил князь Экмюльский.

В два часа пополудни дивизия кавалерии графа Брюйера, преследуя казаков и кавалерию неприятеля, заняла пространство вверх по течению, наиболее близкое к мосту. Батарея из 60 артиллерийских орудий была установлена в этом месте и стреляла картечью в части неприятельской армии на правом берегу реки, что скоро заставило массы русской пехоты уйти с этой позиции.

Тогда неприятель поставил в монастыре две батареи из 20 орудий, чтобы помешать батарее, которая его разила и ту, которая обстреливала мост.
Князь Экмюльский поручил атаку предместья справа генералу графу Морану, и этого же предместья слева генералу графу Гюдену. В три часа началась канонада: в половине пятого перестрелка оживилась, в пять часов дивизии Морана и Гюдена взяли предместья с хладнокровием и редкой неустрашимостью и преследовали неприятеля до укрытого пути, который был устлан трупами русских.

На нашем левом фланге герцог Эльхингенский атаковал расположение неприятеля вне города, занял его и преследовал неприятеля до гласиса.

В пять часов сообщение города с правым берегом сделалось наиболее трудным, оставив возможным лишь индивидуальное.

Три батареи тяжелых 12-тифунтовых орудий были установлены против стен крепости в шесть часов вечера, одна с дивизией Фриана и две другие с дивизиями Морана и Гюдена. Неприятель был сброшен с башен, которые он занимал, гаубичными снарядами, которые их подожгли. Генерал артиллерии граф Сорбье анфиладным огнем обеспечил невозможность занятия неприятелем укрытого пути.

Однако, с двух часов пополудни главнокомандующий неприятеля, как только заметил серьезные наши намерения относительно города, прислал две дивизии и два пехотных полка гвардии для усиления четырех дивизий, которые были в городе. Эти объединенные силы составляли половину русской армии. Бой продолжался всю ночь; три батареи, бьющие напролом, стали действовать максимально активно. Две роты саперов были отправлены к насыпям.

В это время город был в огне. Посреди прекрасной августовской ночи Смоленск предлагал французам спектакль, показанный Везувием жителям Неаполя.

В час пополуночи неприятель оставил город и убрался за реку. В два часа первые гренадеры, поднявшиеся на штурм, не встретили никакого сопротивления; место было покинуто, 200 пушек и мортир большого калибра и один из прекраснейших русских городов были в нашей власти, и на это смотрела вся неприятельская армия.

Сражение за Смоленск по праву можно назвать битвой, так как 100 тысяч человек участвовало с обеих сторон, и стоило русским потери 4700 человек, оставшихся на поле боя, 2000 пленных, большей частью раненых, и 7 или 8 тысяч раненых. Среди мертвых, по-видимому, пять русских генералов. Наши потери выросли до 700 убитых и 3100 или 3200 раненых. Бригадный генерал Грабовский был убит; бригадные генералы Грандо и Далтон были ранены. Все войска соревновались в неустрашимости. Поле боя глазами 200 тысяч человек, которые могут быть тому свидетелями, представило зрелище, где на один труп француза приходилось 7 или 8 русских. Между тем, русские были в течение половины дня 16-го и весь день 17-го под защитой укреплений и стреляли из бойниц.

18-го мы исправили мосты через Днепр, которые сжег неприятель, сумели справиться с огнем, уничтожающим город, чем весь день деятельно занимались французские саперы. Дома города были заполнены мертвыми и умирающими русскими.

Из двенадцати дивизий, которые составляли основную русскую армию, две дивизии были потрепаны в боях под Островно, две — в бою под Могилевом и шесть в сражении за Смоленск. Есть только две дивизии и гвардия, которые остались нетронутыми.

Храбрые подвиги, делающие честь армии, которыми отличилось столько солдат в сражении за Смоленск, будут отмечены в особенном отчете.
Никогда французская армия не показала большей неустрашимости, чем в эту кампанию.

 

Источник:
BULLETINS OFFICIELS DE LA GRANDE ARMÉE,
CAMPAGNES DE RUSSIE ET DE SAXE.
Paris, 1821.

Gallica — Национальная библиотека Франции
https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k65294553/

© Перевод А.Зеленский, 2018. При цитировании ссылка на сайт обязательна.

Тринадцатый бюллетень Великой армии: 2 комментария

  1. Панас Смолянин

    "Батарея из 60 артиллерийских орудий была установлена в этом месте ..."

    В каком "в этом"?

    1. Smolensk1812

      Вот же дотошный Вы! 🙂
      Предыдущее предложение в тесте звучит так:
      «В два часа пополудни дивизия кавалерии графа Брюйера, преследуя казаков и кавалерию неприятеля, заняла пространство вверх по течению, наиболее близкое к мосту. »
      Соответственно на языке оригинала:
      «A deux heures après-midi la division de cavalerie du comte Bruyères ayant chassé les cosaques et la cavalerie ennemie , occupa le plateau qui se rapproche le plus du pont en amont
      Таким образом, мы не видим в тексте прямых указаний на место, которые появились в более поздних, чем бюллетень, описаниях Смоленского сражения, таких как: "плато Раченка", "над(при)днепровская долина", "нагорная часть слободы Рачевка" и др.
      Извините, цитирую по памяти.
      А в принципе, хорошая мысль — сделать подборку про "это место".
      Уже сейчас на сайте в "Как это было" для этого много материала.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *