Шеинов бастион

А. В. Зеленский

Звездный час Шеинова бастиона

Шеинов бастион — оборонительное земляное сооружение смоленской крепости, известное с незапямятных времен, уже триста с лишним лет. Ныне оно находится в самом центре Смоленска вблизи бывшего кинотеатра «Октябрь» и представляет собой оплывший и заросший  холм. Лицевая его сторона упирается в стену вековых деревьев. Несколько деревьев произрастает на его склонах. В летнюю пору бастион, снаружи крепости, с южной стороны, мало приметен. Полностью открыт он глазу с тыла, от улицы Барклая-де-Толли. На него можно подняться по современным каменным ступеням. Рядом с ними у подножия бастиона установлены памятный знак и информационный стенд. Они в какой-то мере сглаживают общую унылую картину своим бодрым содержанием. Но с ним, к сожалению,  состояние фортификационного объекта плохо сочетается, на обывателя Шеинов бастион впечатления не производит, смоляне им не дорожат1. А зря. Давайте исправлять.

Предыстория будет долгой. Начнем очень издалека, с того момента, когда в этом месте крепости в момент ее постройки находилась башня, известная теперь под названием Грановитая, «весьма красивая и художнически выстроенная»2.  По факту она с большой вероятностью представляла собой тип круглой башни, похожей на любую другую круглую из ныне сохранившихся, и название Грановитая попросту отражает ее форму. Неизвестно, было ли имя у башни при постройке. В росписи смоленских дворян и детей боярских по городу, воротам и башням для осадного времени (28 августа 1609 года) название башни не приводится: «Башня круглая, другая от Еленских ворот...»3

Естественные преграды на подступах к Смоленской крепости представляли собой с севера Днепр, с запада и востока — довольно глубокие Чуриловский и Рачевский овраги. С южной стороны подобных препятствий для осаждающих не оказалось, и здесь наше драгоценное «ожерелье всея Руси» было наиболее уязвимым с точки зрения обороны. Собственно это объясняет, почему на данном участке после возведения каменной стены прежний высокий земляной вал, оказавшийся теперь внутри города,  не только не утратил своего значения, но стал служить новой важной задаче. Так что, пожалуй, начать предысторию можно еще примерно на полвека раньше.

Древний оборонительный вал, по мнению Н. В. Сапожникова4, был построен после вхождения в 1514 году Смоленска в Московское государство, а именно в 1534-1536 гг., и огораживал территорию, упоминаемую в Разрядных книгах под 1580 годом как «новый большой город».

В настоящее время от земляного вала, обозначавшего южную границу города XVI века, уцелела примерно пятая часть, протяженностью от Лопатинского сада до башни Громовой. Кое-где еще он присутствует почти незримо. Подошву не до конца срытого вала хранит приподнятый над проезжей частью тротуар, идущий от улицы Барклая-де-Толли в сторону Никольских ворот. Напоминает о существовании вала крутой склон площадки с памятником Твардовскому, расположенный на одной линии с подземным переходом. При строительстве этого перехода на главной смоленской площади с внутренней стороны находившихся здесь когда-то Молоховских ворот в 2011 году были обнаружены остатки деревянных клетей, армирующих вал изнутри.

Это теперь, но тогда…

Большая памятная медаль короля Сигизмунда III о взятии Смоленска в 1611 году.

Вал, идущий параллельно крепостной стене, отчетливо виден на большой памятной медали короля Сигизмунда III о взятии Смоленска в 1611 году. Осады Смоленска убедительно показали, зачем он был нужен, несмотря на наличие новой каменной крепости. Открытый с поля протяженный участок Смоленской стены, от юго-западной точки до юго-восточной — от оврага до оврага — от Лопатинского сада до Авраамиева монастыря, более других страдал как от артиллерийского огня тяжелых осадных пушек, так и минной войны.

В результате первой осады Смоленска 1609-1611 гг. армией Сигизмунда III Смоленская крепость «обзавелась» проломом, получившим название Королевского.

5 декабря 1632 года армия воеводы М. Б. Шеина приступила к осаде Смоленска, как оказалось впоследствии затяжной и катастрофически неудачной. Это было во время войны, так и названной — Смоленской. Московское государство пыталось у Речи Посполитой отвоевать Смоленск и прилегающие земли. В период, предшествующий войне, по утверждению польских историков, укрепления Смоленской крепости отремонтировал и модернизировал Александр Гонсевский (Gosiewski), воевода смоленский (1625-1639), государственный и военный деятель Великого княжества Литовского, в которое входило Смоленское воеводство5.

В Речи Посполитой не стали восстанавливать каменную стену в Королевском проломе. Здесь было возведено укрепление Зигмунта (fortalicja zygmuntowska) из пяти бастионов, предназначенное не только для эффективного использования осажденными артиллерии, но и представляющее собой автономное укрепление в составе каменной крепости. Оно предполагалось к использованию в качестве цитадели и в дальнейшем получило русское название Королевская крепость6.

Фрагмент гравюры В. Гондиуса (ряд 4, лист 3, часть листа)

Прежний земляной вал внутри смоленской крепости на всем протяжении от юго-востока до юго-запада был укреплен острожками и тыном, примыкающими к стенам изнутри, тем самым образуя трудно преодолимый заслон для неприятеля, стремящегося ворваться в крепость при разрушении стены между башнями. См. гравюру В. Гондиуса7 (ряд 4, лист 3).

Фрагмент гравюры В. Гондиуса (ряд 2, лист 3, часть листа)

На гравюре Гондиуса вал обозначен номером 35 и изображен со всеми подробностями. Разглядеть его детально можно в верхней части листа (ряд 2 лист 3).

Осадные полевые укрепления, устроенные Шеиным с юго-восточной стороны в трехстах метрах от городовой стены, не только укрывали его войска от огневого воздействия защитников крепости, маскировали работы по рытью двух минных галерей, но и вмещали грозные осадные пушки.

То, что спустя почти 2 века не удалось 18-фунтовым орудиям гвардейской артиллерии Наполеона, сотворили в старину невероятно тяжелые осадные пушки Шеина, среди которых присутствовал такой «бог войны» как 68-фунтовый Инрог.

Фрагмент гравюры В. Гондиуса (ряд 4, лист 2, часть листа)

Чем помог вал польско-литовскому гарнизону, запертому в Смоленске армией М. Б. Шеина гравюра Гондиуса демонстрирует наглядно (ряд 4, лист 2).

К последнему дню марта 1633 года стена на юго-восточном участке крепости была развалена так, что стала в три раза ниже страхующего ее изнутри вала, а ведь он во многих местах достигал высоты стоящей перед ним стены. Также были разбиты верхние ярусы башен круглой Грановитой, малой прямоугольной Антифоновской и круглой Евстафьевской. Пожалуй, теперь штурмующие могли бы обойтись уже без лестниц. В апреле и июне предпринимались штурмы на этом участке. 20 июня Шеин приказал привести в действие мину, проложенную под Грановитую башню8. Неописуемой силы взрыв полностью ее истребил, по свидетельству современников, нанеся также колоссальный урон отряду, уже готовому двинуться в пролом (на гравюре обозначен номером 34), названный впоследствии Шеиновым. Ворваться в Смоленск его воинам не удалось.

«Осажденные, при известии о ведении подкопов, заняли старый вал позади стены находящийся, который составлял укрепление города прежде сооружения стен. На сем вале, по Московскому обычаю, был весьма искусно устроен ложемент с деревянным частоколом, а в некоторых местах поделаны огромные срубы для помещения батарей. Не страшась ни подкопов, ни проломов, осажденные смело защищали сей вал»9.

Таким образом, из вышеизложенного видно: расхожее мнение, что данную брешь в стене польско-литовский гарнизон в краткие сроки неимоверными усилиями заделал, насыпав вместо нее земляной вал, не соответствует действительности. В условиях осады это было и не нужным, и не возможным.

К осажденному Шеиным городу на выручку пришел король Владислав с войском. Смоленск до следующей войны в 1654 году принадлежал Речи Посполитой и был центром Смоленского воеводства, удивительно — номинально аж до 1793 года.

Осада Смоленска царем Алексеем Михайловичем не шла ни в какое сравнение с обеими предыдущими. 7 июля 1654 года московское войско появилось под Смоленском, а уже 3 октября крепость капитулировала (даты по новому стилю).

Между 1634 и 1654 годами смоленскую крепость в той или иной степени снова готовили к обороне. В этот период в проломе на месте Грановитой башни соорудили земляное укрепление, выдающееся наружу, за стену, получившее у поляков название Малый или Владиславов вал10.

Описание этого укрепления на месте Шеинова пролома находим в росписи 1665 года при вступлении в должность смоленского воеводы князя П. С. Прозоровского.

Выступающие углом вперед две грани сооружения нисходили в ров. С внутренней стороны укрепление было открытым, представляя собой полубастион. Он был двухъярусный. По верхнему валу имелось шесть бойниц для пушек, нижний вал (привалок) имел потайные ходы в крепость и ров. Валы были ослонены бревнами11.

А что же старый вал внутри крепости? На подробном плане12 Смоленской крепости 1778 года его общая протяженность все еще практически совпадает с изображенной на гравюре Гондиуса, но вал частично отсутствует на протяжении от Молоховских ворот до Шеинова пролома, а позади башни Маховой внутри города показан неправильной формы внушительный водоем, возможно, выкопанный в том числе для добычи грунта. Напрашивается предположение, что земля срытого вала здесь послужила материалом для Шеинова бастиона, а также для отсыпки столь же крупного земляного укрепления, прикрывшего с поля Молоховские ворота.

Такова история возникновения Шеинова бастиона. В дальнейшем он поддерживался в боевом состоянии, предпринимались попытки его модернизации. Однако, сравнение известных планов смоленской крепости разных периодов от 1743 до 1816 года с предыдущим описанием XVII века не обнаруживает сколько-нибудь существенных изменений в его конструкции.

Еще одно подробное описание Шеинова бастиона приводит Н. Н. Мурзакевич в статье «Достопамятности Смоленска», изданной в Журнале министерства народного просвещения в 1835 году13.  Он цитирует некий, никому после него неизвестный, рукописный сборник 1790 года14, где среди прочих текстов присутствует «Описание краткое городу Смоленску, учиненное по повелению Петра I в 1706 году».

 «Шеин пролом, где пушки поставлены, крепость под названием Кавалье15, размером к низу 3 сажени, кругом ров глубиною две сажени, шириною 10 сажень, ото рву отсыпи 24 саж. и наверху мосты шириною 3 саж., кругом 40 саж. А где каменная стена выломлена, вал длин. 15, ширин. 6 саж., под валом караульня и погреб для пороховой клажи. На Шеине проломе бруствер новой, вышиною полторы сажени, за ров бастион 2 саж., шириною 3 саж., кругом 56 саж.; роскат с мостом, калитка в бастион 2 аршина, вышиною в сажень.»

В последней четверти XVII в. и начале XVIII в. предпринимались попытки восстановить каменную стену в Шеиновом проломе. В 1701-1704 гг. фортификационными работами в Смоленске занимались иностранные специалисты Диматр и де ла Патриер . Первый предложил обложить камнем укрепление в Шеиновом проломе, что, впрочем, не было сделано16.

Но именно в этот период17 снаружи крепости начали устраивать дополнительные оборонительные сооружения: ров, укрытый путь, гласис, раскаты для орудий перед каждой башней, подробно изображенные на плане Смоленской крепости 1778 года, на котором также показана схема Шеинова бастиона.

Все они, изрядно обветшавшие за сотню лет, все же послужили обороне Смоленска в августе 1812 года.

Чтобы разобраться с элементами бастиона, мы обратились за консультацией к руководителю проекта «Анатомия армии», специалисту по фортификации и ее истории, подполковнику инженерных войск в отставке Ю. Г. Веремееву18.

«Перед нами  т. н. пустой бастион, т. е. бастион, не имеющий терреплена. Кавальера бастион не имеет. Его фланки замкнуты горжевым валом с узким проходом во дворик, куда ведет единственная аппарель по центру бастиона.

Банкет предназначен для размещения стрелков, а если он достаточно широк, то и для пушек. Вообще, изначально стрелки располагаются в укрытом пути и лишь когда противник приблизится к гласису, они уходят на бастионы.

Бруствер банкета снабжен двумя траверсами — короткими стенками, позволяющими избегать потерь в случае, когда противник получил возможность стрелять вдоль банкета (анфиладный огонь).

Как осуществляется выход солдат на банкет, почему траверс только две и они есть только на одном фасе, из чертежа не ясно».

Фрагмент плана смоленской крепости 1743 г., РГВИА, ф. 349, оп. 38, д. 1135.
(из книги Модестов Ф. Э. Смоленская крепость, 2003 г.)

Данный фрагмент плана свидетельствует, что в течение всего XVIII века Шеинов бастион пребывал в относительно неизменном виде. По сравнению  с планом 1743 года на нем лишь отсутствуют караульня и блокгауз для пороховых запасов.

В распоряжении историков имеется детальный чертеж Смоленской крепости 1816 года19. На нем отражено состояние Шеинова бастиона, выдержавшего оборону Смоленска в 1812 году.

Фрагмент детального чертежа смоленской крепости 1816 г., РГИА. ф. 1488, оп. 4. д. 3.

На этом чертеже можно отметить элементы, не изображенные на предыдущих планах:  это валвалк — площадка, предназначенная для размещения и передвижения солдат, орудий и других материальных средств, а также бруствер и амбразуры для пушек в нем.

Если не считать осаду Смоленска войском царя Алексея Михайловича в 1654 году, то в Смоленском сражении 1812 года был единственный раз боевого применения Шеинова бастиона, настоящий для него «звездный час».

Д. В. Душенкевич, бывший унтер-офицер Симбирского пехотного полка дивизии генерала Д. П. Неверовского, писал в своих воспоминаниях: «Сражение жаркое в день осады Смоленска многосложно и разнообразно...» Непросто выделить из общей картины особенную роль Шеинова бастиона в Смоленском сражении, нигде нет обстоятельного описания этой роли.

Однако, упоминаний бастиона в исторической литературе имеется достаточно, большей частью кратких, и в них его не называют по имени. Попытаемся из отрывков составить некоторое представление о том, что происходило.

Можно ли при этом утверждать о каких-то особенно ожесточенных схватках за бастион или на бастионе? Пожалуй, нет. Но можно убедиться, что Шеинов бастион, как элемент крепости, как укрепление, в обороне Смоленска от Наполеона свое предназначение оправдал.

Мечтательный молодой артиллерийский прапорщик Н. М. Коншин, возомнивший, что ему поручат готовить Смоленск к обороне, фантазировал: «Малаховские ворота будут открыты, через них свободно может отступить наш отряд, но французам трудно будет войти в них — ворота под башнею, да притом и проезд в них устроен переломом, два-три орудия, направленные на этот пункт (выделено нами — А. З.), завалят его трупами тех смельчаков, которые отважатся проникнуть сюда…»20

Наблюдательный военный инженер, польский капитан К. Колачковский из корпуса князя Ю. Понятовского писал: «Небольшой демилюн, насыпанный из земли, прикрывал ворота (Молоховские — примечание А. З.) со стороны Красного и мог быть обстрелян со старого бастиона, также насыпанного из земли (выделено нами — А. З.), на расстоянии близкого пушечного выстрела».

Там же он заметил, что каменные башни крепости и стены были непригодны для размещения в них пушек. Таким образом, пушки поставили на приспособленных для этой цели имеющихся земляных укреплениях: «Полевой артиллерией неприятель вооружил демилюн перед Малаховскими воротами, прилегающий бастион (выделено нами — А. З.) и цитадель»21.

Согласно архивным документам, на Шеиновом бастионе были установлены три орудия батарейной №31 роты подполковника Петра Васильевича Апушкина.

«При отпоре от города Смоленска неприятеля, влево от Малаховских ворот, на реданте, 3-й резервной артиллерийской бригады батарейной №31 роты подполковник Апушкин и подпоручик Остермейер находились с тремя орудиями и хорошо направляемыми выстрелами весьма содействовали к поражению неприятеля»22.

Упомянутые три орудия — те, что остались от батарейной роты, которую, по словам генерала А. П. Ермолова, Апушкин «исчислял дробями»23.

Арифметика тут простая. Обсервационному отряду Д. П. Неверовского у Красного в числе прочих войск были приданы 10 орудий батарейной №31 роты24.

Согласно рапорту самого Д. П. Неверовского, при отступлении к Смоленску 7 орудий были отбиты неприятелем25.

А. П. Никитин вспоминал: «Французы несколько раз покушались взять город приступом, но все атаки его были безуспешны. Главнейшая атака его была от Рославльской дороги на Малахские ворота, защищаемые батарейной ротой подполковника Апушкина (три орудия которой были установлены на Шеиновом бастионе — примечание А. З.)»26.

А теперь взгляд с другой стороны.

А. Г. фон Бранд, наблюдавший атаку 1-го армейского корпуса маршала Даву: «Из Мстиславльского форштадта французы были встречены сильным огнем, но это не помешало им ловко и без большого труда утвердиться везде, несмотря на постепенное усиление канонады с земляных верков перед воротами»27.

Ш.-Ф. Франсуа, капитан 30-го линейного полка: «Nous nous trouvons à peu de distance de la ville; aussi notre régiment est canonné, non seulement par les pièces du rempart, mais encore par celles d'une tour qui nous travaille vigoureusement. — Мы находимся недалеко от города; поэтому наш полк бомбардируется не только пушками с вала, но также пушками, мощно работающими с одной башни (выделено нами — А. З.)»28.

Поляк Ф. С. Гавронский, поручик артиллерист: «Мою полубатарею поставил сам генерал Фишер, начальник штаба, в месте, откуда она могла достать одного бастиона, с которого велась стрельба, чтобы сбить с него неприятеля. И действительно, выстреливши около 80 зарядов, бастион перестал стрелять; должно быть в городе стало неблагоприятно»29.

И, наконец, наиболее долгий эпизод с участием Шеинова бастиона мы находим у французского историка А. Тьера30.

На поля против соответствующего абзаца вынесен подзаголовок: «Решение захватить укрепление во время штурма на следующее утро».

Le maréchal Davout, d'accord avec le général  Haxo, qui était allé sous un feu épouvantable reconnaitre l'enceinte, résolut de donner l'assaut sur  un point qui paraissait accessible, et qui était situé vers notre droite, entre l'emplacement du 1er corps et celui du prince Poniatowski. II y avait là une ancienne brèche, dite brèche Sigismonde, qui n'avait jamais été reparée, et qui n'était fermée que par un épaulement en terre. Le général Haxo ayant déclaré la position abordable, le maréchal Davout destina au général Friant l'honneur de mener sa division a l'assaut le lendemain matin.

«Маршал Даву согласился с генералом Аксо, который под жестоким огнем произвел разведку укреплений, и решил напасть в точке, которая казалась уязвимой и которая находилась справа от нас, между 1-м корпусом и князем Понятовским. Это был старый пролом, называемый Сигизмундовой брешью, который никогда не ремонтировался и был закрыт земляным выступом. Генерал Аксо объявил эту позицию досягаемой и маршал Даву предоставил генералу Фриану честь вести свою дивизию на штурм завтра утром».

<…>
A la pointe du jour, quelques soldats du maréchal Davout s'étant approchés du retranchement en terre qu'ils devaient enlever, et ne le trouvant pas défendu, le gravirent, entendirent l'accent slave de l'autre côté, se crurent d'abord tombés au milieu des Russes, mais reconnurent bientôt les Polonais, qui venaient de pénétrer par le faubourg de Raczenska, leur donnérent la main, et coururent porter cette bonne nouvelle au maréchal.

«На рассвете несколько солдат маршала Даву приблизились к земляному укреплению, которое они должны были занять, и, обнаружив, что оно не защищено, поднялись на него. Услышав славянский акцент с той стороны, сначала они решили, что оказались среди русских, но вскоре узнали поляков, которые только что вошли через Рачевское предместье, и, пожав им руки, побежали с этой хорошей новостью к маршалу».

Итак, очевидно, что французы не успели к ожесточенному бою непосредственно за Шеинов бастион, так как главнокомандующий русской армией М. Б. Барклай-де-Толли принял решение оставить Смоленск.

При этом нельзя не заметить, какой вклад внесли в защиту крепости три орудия, наносившие урон неприятелю с Шеинова бастиона, в том числе фланкировавшие подступы к «главному входу» в город — к Молоховским воротам.

Совершенно не имеется данных об использовании пехотой бастионного привалка в Смоленском сражении. Съемка 1816 года свидетельствует, пожалуй, о его непригодности для размещения солдат.

Упоминаний о том, какие конкретно части обеспечивали прикрытие батареи на Шеиновом бастионе в Смоленском сражении 1812 года, не встречается. Разве только А. П. Никитин утверждал: «Батарея сия была прикрываема генерал-майором Скалоном с Иркутским драгунским полком»31.

Это загадка, которую еще предстоит разрешить историкам.

Свалить все на плохую память старого генерала Никитина, в которой он сам признался, работая над короткой запиской своих воспоминаний, будет нечестно. Ведь командир Иркутского драгунского полка подполковник А. Л. Южаков в рапорте32 инспектору кавалерии Великому князю Константину Павловичу о гибели генерала А. А. Скалона, говоря о «занимаемом пункте», не называет его Рачевкой, где, «как известно», погиб Скалон.

Обращает на себя внимание еще одна любопытная деталь. Совершенно понятно, что к появлению Шеинова пролома король Сигизмунд III не имел никакого отношения.

Почему же А. Тьер (1797-1877), а после него польский историк Ю. Фальковский (1813-1892) связывают их воедино?

Smoleńsk to niegdyś gród graniczny, który wydzierały sobie nawzajem Polska i Moskwa. Te mury i te baszty wystawione były przez pierwszych naszych Jagiellonów, a największy w nich wyłom, źle zatkany i bardzo widoczny jeszcze w 1812 r., nosił nazwę "wyłom Zygmuntowski", bo go kule naszych dział wywierciły w 1621 r.

Były także jeszcze na najwyższym pagórku pod murami twierdzy ślady szańca, z poza którego bombardowała ją artylerya Zygmunta III-go. Któryż Polak nie byłby wzruszony na takie wspomnienia! Podziałały one silnie na cały korpus ks. Józefa.

«Смоленск был когда-то пограничным городом, который рвали друг у друга Польша и Москва. Эти стены и эти башни были поставлены первыми нашими Ягеллонами, а самый большой в них пролом, плохо заделанный и хорошо заметный еще в 1812 году, назывался «Сигизмундов пролом», поскольку его выбили ядра наших пушек в 1621 (?) году.

Были также еще на высоком холме под стенами крепости следы шанца, из-за которого бомбила ее артиллерия Сигизмунда III. Какой поляк не был бы тронут такими   воспоминаниями! Они сильно подействовали на весь корпус князя Юзефа (Понятовского)»33.

Отбросим несуразности про возведение Смоленской стены Ягеллонами и 1621 год (должен быть 1611), нам сегодня это сделать легко. Было ли дело до них целому корпусу молодого Великого герцогства Варшавского?!

Скорее всего, завоевание в 1611 году такой большой и важной крепости Сигизмундом III в сознании поляков куда более значительное событие, чем успешное избавление ее же от осады войсками Шеина королем Владиславом IV в 1634 году.

В отношении приведенной цитаты Фальковского нет сомнений, что именно Шеинов пролом он называет Сигизмундовым, так как сразу ниже в тексте идет довольно пространное описание цитадели, которая, как мы привыкли, была построена в Королевском проломе — не путать с «Сигизмундовой брешью»!

Довольно показательно в этом смысле замечание немецкого офицера А. Г. фон Брандта из армии Наполеона, которому кто-то сообщил вполне устроившие его сведения:  «Стена упиралась в Днепр, некоторые проломы ее были заткнуты земляными верками. Эти проломы остались, по рассказам, еще со времен последней осады Смоленска и были произведены минами».

В заключение остается сказать, что время не щадит ничего, включая и саму память. Надеемся, что этим рассказом мы несколько оживили память о Шеиновом бастионе.

Интересный был словесный оборот в XIX веке — «необходимо нужно».

Нужно убрать с Шеинова бастиона деревья, которые портят внешний вид исторического памятника. Неплохо было бы подумать об улучшении обзора с бастиона в летнее время. Важно обеспечить возможность взойти на него в любое время года. Необходимо нужно.

Выражаю признательность Юрию Григорьевичу Веремееву за консультации по вопросам фортификации во время подготовки этой статьи.

 

Примечания:

1 Гречкин И. Точечная застройка может подвинуть Шеинов бастион? [Электронный ресурс] // SmolDaily - Быстрые новости Смоленска, 30.05.2017. URL: https://smoldaily.ru/tochechnaya-zastroyka-mozhet-podvinut-sheinov-bastion (дата обращения: 22.03.2018).

2 Изображение атаки и обороны Смоленска, 1634 (MDCXXXIV). СПб., 1847. с. 8. [Электронный ресурс] // Российская Государственная Библиотека. URL: https://dlib.rsl.ru/viewer/01003543104#?page=1 (дата обращения: 22.03.2018).

3 1609 Августа 28. Росписи: а) Смоленских дворян и детей боярских по городу, воротам и башням для осадного времени, и б) боевых снарядов и к ним пушкарей и стрельцев. / Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссией. Том второй. СПб., 1841. с. 309. [Электронный ресурс]  //  РУНИВЕРС. URL: http://www.runivers.ru/lib/book8009/457133/ (дата обращения: 22.03.2018).

4 Сапожников Н. В. Оборонительные сооружения Смоленска (до постройки крепости 1596-1602 гг.) / Смоленск и Гнездово. М., 1991. с. 50-79. [Электронный ресурс] // РусАрх URL: http://www.rusarch.ru/sapozhnikov1.htm (дата обращения: 22.03.2018).
См. также: Н. В. Сапожников. «Литовский вал» в Смоленске / АН СССР, ордена Трудового Красного знамени Институт археологии. Краткие сообщения. Выпуск 160. Средневековые древности восточной Европы. М.: Наука, 1980. с. 101-107. [Электронный ресурс] // Российская Академия Наук, Институт археологии. URL: http://www.archaeolog.ru/media/books_ksia/ksia_160.pdf  (дата обращения: 22.03.2018).

5 Oblężenie Smoleńska 1632–1634 [Электронный ресурс] // WIKIPEDIA. URL: https://pl.wikipedia.org/wiki/ Oblężenie_Smoleńska_1632–1634  (дата обращения: 22.03.2018).

6 Королевский бастион - уникальный объект военной истории в Смоленске [Электронный ресурс] // РВИО. URL: https://rvio.histrf.ru/activities/news/item-3977 (дата обращения: 22.03.2018).

7 Гравюра Вильгельма Гондиуса, Данциг, 1636 г. [Электронный ресурс] // Старые альбомы. URL: http://andcvet.narod.ru/1634/sam.html (дата обращения: 22.03.2018).

8 Русская историческая библиотека, издаваемая Археографической комиссией. Том первый. СПб, 1872, ст.725-728. [Электронный ресурс] // РУНИВЕРС. URL: http://www.runivers.ru/lib/book7652/428092/ (дата обращения: 22.03.2018).

9 Изображение атаки и обороны Смоленска, 1634 (MDCXXXIV), с. 8-9.

10 Модестов Ф. Э. Смоленская крепость. Издание Центра по охране и использованию памятников истории и культуры Смоленской области. Смоленск, 2003. с. 127.

11 Там же.

12 Россия. Министерство внутренних дел. Техническо-строительный комитет. Смоленская губерния. План Смоленской крепости [Дело] : 1778 г. - 1778. - 2 листа. [Электронный ресурс] // Президентская библиотека. URL: https://www.prlib.ru/item/366201  (дата обращения: 22.03.2018).

13 Мурзакевич Н. Н. Достопамятности города Смоленска / Журнал Министерства народного просвещения. Часть восьмая. с. 503-530. СПб., 1835. [Электронный ресурс] // Google Книги. URL: https://books.google.ru/books?id=0A4ZAQAAIAAJ&hl=pl&pg=PP5#v=onepage&q&f=false  (дата обращения: 22.03.2018).

14 Датировка этого рукописного Сборника в другой редакции статьи исправлена на 1770 год. См. — Чтения в Императорском Обществе Истории и Древностей Российских при Московском Университете. Год первый. №2, 1846. [Электронный ресурс] // РУНИВЕРС. URL: http://www.runivers.ru/bookreader/book461196/ (дата обращения: 22.03.2018).
Поиском упомянутой рукописи безуспешно занимался смоленский историк И. И. Орловский. Сравнение отдельных цитат из «Описания краткого городу Смоленску» наводит на мысль о заимствовании неизвестным автором или составителем «Описания...» сведений по обмеру Смоленской крепости из росписи воеводы П. М. Салтыкова 1681 года.

15 Никакого участия в судьбе Шеинова бастиона не принимал мифический инженер Кавалье. Нет никаких данных о том, что внутри бастиона имелось дополнительное возвышающееся укрепление – кавальер. Возможно, Владиславов вал послужил первым ярусом для более позднего Шеинова бастиона. Однако, наличие привалка по внешнему периметру бастиона не дает оснований назвать его кавальером.

16 Модестов Ф. Э., с. 128.

17 Орловский И. И. Смоленская стена 1602-1902: Ист. очерк Смол. крепости в связи с историей Смоленска. / Памятная книжка Смоленской губернии на 1903 год. Смоленский губернский статистический комитет, 1902. с. 208. [Электронный ресурс] // Российская Национальная Библиотека. URL: http://primo.nlr.ru/primo-explore/fulldisplay?vid=07NLR_VU1&docid=07NLR_LMS010124227&context=L&search_scope=default_scope&lang=ru_RU (дата обращения: 22.03.2018).

18 Веремеев Ю. Г. и др. Анатомия армии [Электронный ресурс] // Анатомия армии. URL: http://army.armor.kiev.ua/ (дата обращения: 22.03.2018).

19 Смоленская крепость. План, фасад стен, разрезы башен. Часть 1-я. 1816 г. [Дело]. - 1816. - 1 лист. [Электронный ресурс] // Президентская библиотека. URL: https://www.prlib.ru/item/366219 (дата обращения: 22.03.2018).

20 Из записок Н. М. Коншина. 1812 год. / Предисл. А. Корсаков // Исторический вестник, 1884. – Т. 17. - № 8. - С. 263-286.

21 Записки генерала Колачковского о войне 1812 года / Военно-исторический сборник. Предисл. и пер. К. Военского. - 1911. с. 26, 27. [Электронный ресурс] // Российская Национальная Библиотека. URL: https://vivaldi.nlr.ru/bx000022902/details (дата обращения: 22.03.2018).

22 Поликарпов Н. П. Боевой календарь-ежедневник Отечественной войны 1812 года. Часть I. Перечень боевых столкновений русских армий с 4 июня по 31 августа 1812 года. / Труды Московского отдела Императорского Русского военно-исторического общества. Том IV. Материалы по Отечественной войне. Москва, 1913. [Электронный ресурс]  //  РУНИВЕРС. URL: http://www.runivers.ru/lib/book7626/403687/ (дата обращения: 22.03.2018).

23 Записки Алексея Петровича Ермолова о войне 1812 года. Лондон: тип. кн. П. В. Долгорукова, 1863 г. [Электронный ресурс] // Российская Государственная Библиотека. URL: https://dlib.rsl.ru/viewer/01003543698#?page=2 (дата обращения: 22.03.2018).

24 Вяликов В. И. Первая Смоленская операция русских войск в 1812 г. / Труды Московского государственного историко-архивного института. М., 1954. Т. V, с. 119-151.

25 Поликарпов Н. П., с. 273.

26 Воспоминания Никитина / 1812 год в дневниках, записках и воспоминаниях современников : Материалы Воен.-учен. арх. Гл. Штаба. Вып. 1-4. Вып. 2 : 1 и 2 западные армии ; Главная армия, 1903. с. 142. [Электронный ресурс] // Российская Национальная Библиотека. URL: https://vivaldi.nlr.ru/bv000020468/view#page=2 (дата обращения: 22.03.2018).

27 von Brandt A. H. Aus dem Leben des Generals H. v. Brandt. Berlin, 1870.

28 François Ch.-F. Le journal d'un officier français ou Les cahiers du capitaine François : 1792-1815. A. Mame et fils (Tours), 1913.

29 Gawroński F. S. Pamiętnik r. 1830/31 i kronika pamiętnikowa (1787-1831). Krakow, 1916.

30 Thiers A. Histoire du Consulat et de l'Empire : faisant suite à l' Histoire de la Révolution française. Tome quatorzième / par M. A. Thiers. Paris: libraire-éditeur, 1856. p. 222-223.

31 Воспоминания Никитина, с. 142.

32 Альбовский Е. А. История Иркутского полка (50-й Драгунский Иркутский полк). Минск, 1902. с. 195-196. [Электронный ресурс] // Российская Государственная Библиотека. URL: https://dlib.rsl.ru/viewer/01003702144#?page=1 (дата обращения: 22.03.2018).

33 Falkowski J. Obrazy z życia kilku ostatnich pokoleń w Polsce. - Poznań, 1886. с. 222.

© А. В. Зеленский. При копировании (цитировании) текста статьи ссылка на сайт обязательна!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *